Ueber ewiger Ruhe

Записи за месяц: Сентябрь
15:23 

Подземная Прага. В мир мертвых - катакомбы и крипты

The Highgate Vampire
La douleur passe, la beauté reste (с) Pierre-Auguste Renoir

Panoramic view of the northern part of the crypt interior beneath the church of the Nativity of Our Lord, Loreto, Prague, Czech Republic.

Три части костела и дерево жизни

Костел Крестоносцев с Красной звездой

С точки зрения вертикального деления можем рассматривать три части костела, которые отвечают не только символике дерева жизни, но также индо-европейским сказкам и народной вере. Неф костела, подобно стволу дерева, находится на этом свете и принадлежит селению. Он - место встречи верующих, но здесь встречаются не друг с другом (для этого есть пивная напротив костела), а с кем-то высшим, т.е. Богом. Башня костела устремлена, подобно кроме дерева, вверх и принадлежит небесам. Сюда не всем разрешено, и отсюда звучат колокола, которые еще в 19 веке называли гласом Божьим и которые созывали на собрания и на торжества. Подземелье костела, то есть корни дерева, принадлежат миру мертвых, которые здесь живут какой-то другой жизнью.Во многих мифах существует некоторый посланник, например, скандинавская белка Тараскот, которая со скоростью молнии спускается с ветки на ветку и исчезает в норе у основании ствола. Подобно спускаются с небес ангелы или другие пернатые существа, вроде американского орла. Таким образом три мира постоянно общаются сверху вниз, но мало кто снизу наверх, потому что подземные боги не могут оставить свои места.
Мертвым запрещено покидать подземелье, потому что вернувшиеся в мир живых внесли бы беспорядок и вызвали бы сильные разрушительные чувства. Кроме того, это было бы против природы, так что поле бы не родило, собаки выли. Однако несколько раз в году мир живых и мертвых переплетаются, мертвые выходят наверх, но когда проходит их время, они возвращаются. Архангел Михаил закрывает отдушины. Однако некоторые мертвые, это особенно касается ирландцев и мексиканцев, не хотят покидать свет, потому что при жизни не насладились им и имеют здесь еще некоторые дела, поэтому стараются остаться. Тогда их нужно напугать злыми масками и криками и загнать обратно, как в американском Хэллоуине.

-Места на карте-

***
Вскоре они очутились в душном подвале под главным алтарем Тына, полном человеческих черепов из разрушенной подземной костницы, где прогнившие остатки истлевших гробов явно означали старое место погребения священников гуситского периода и правления королей Иржи и Рудольфа. Там при слабом свете фонаря их внимание привлекла нижняя часть большого саркофага, который своими огромными размерами свидетельствовал о том, что надгробие, лежащее на нем, своей верхней частью достигает пола костела.
Это было основание могилы известного датского астронома Тихо де Браге, прославившегося в Праге во времена Рудольфа II своими астрономическими открытиями и искусством алхимика, также как и многочисленными дуэлями, при которых ему как-то был отсечен нос и заменен искусственным из сплава золота.
-
По каменным ступеням можно спуститься до часовни, которая, как и соседний широкий коридор, расположена под пресбитерием, куда свет проникал через небольшие окошки. В этом коридоре замурованы в стены в маленьких сводчатых склепах, расположенных друг над другом, гробы с телами давних кармелитов. На закрывающей склепик стене красным цветом написано имя каждого погребенного. Основатель, похороненный здесь, не был членом этого ордена, но граф Зикмунд из Ренштейна и Таттенбаха был большим благотворителем монахов-кармелитов, и посмертно был принят в орден.
На Шобра и женщин произвели большое впечатление 15 больших подвалов, которые тянулись под нефом на головокружительной глубине.
Там в подземном общем захоронении, самом большом в целой подземной Праге, лежит несколько сотен гробов, которые укладывали от середины 17 до конца 18 веков. Большей частью гробы открыты, и покойники в них так сохранились, что в лицах многих мужчин, женщин и детей можно рассмотреть их черты и выражение.
Многие тела облачены в монашеские рясы третьего ордена Кармелитов, один покойник - в белую мантию доминиканца. Рядом лежит рыцарь в парадных доспехах, от высоких сапог которого остались только голенища, а нога выглядывает в неповрежденном шелковом носке.
Соседкой рыцаря стала монашка с позументной короной на голове, из-под которой ниспадают длинные черные волосы. Рядом спит целый ряд невест Христовых в облачениях ордена в таком виде, в каком были положены для вечного сна 250 лет назад!
Около гробов с телами монашек, высохшими в желтые восковые прозрачные мумии, тлеют меньшие гробы трех малых детей. У каждого ребенка до сих пор сохранилась улыбка на невинном лице, а их маленькие ручки судорожно держатся за металлические крестики.
Слева от них на доске лежит скелет кого-то неизвестного. Дальше справа лежит в огромном гробу поперек всей ширины коридора какой-то великан, дворянин, вызывающий страх.
Один из покойников, суда по драгоценному платью, придворный сановник, прижимает к груди молитвенную книгу с латинским текстом. За ним тянется целый ряд мертвых кавалеров, которые засыпали этот монастырь богатством, чтобы в благодарность после смерти им было позволено спокойно спать в его гробнице, а после Второго пришествия восстать из мертвых и попасть прямо на небеса.
Многие гробы открыты и полупустые. Во время революции 1848 года мятежный народ ворвался сюда за сокровищами и унес из этого города мертвых то, что было ценного.
"Подземная Прага, или приключенческий роман из глубин и лабиринтов пражского подземелья" Карел Ладислав Кукла. 1920

@настроение: prahafx.ru/stavba/podzemi/krypty.htm

@темы: чешские кладбища/Кладбища Праги, погребальные сооружения, мумии, катакомбы

13:53 

Пол Кудунарис: Летописец Империи смерти

The Highgate Vampire
La douleur passe, la beauté reste (с) Pierre-Auguste Renoir


В 2011 году мы начали рассказывать о мировых оссуариях. Главным источником материала был сайт известного специалиста (историка и искусствоведа) по древним захоронениям, “охотника” за сокровищами прошлого Пола Кудунариса, по кличке Индиана Боунз (bones – кости). В том же году увидела свет его книга, имевшая одно название с сайтом - "The Empire of Death". Но только в этом году книга пополнила мою коллекцию тематической литературы.

Что сказать вам о ней? Это единственное в мире издание, в котором вы найдете все-все оссуарии (костницы) мира. Шикарное оформление и еще куча приятностей в том же духе. К сожалению, из-за кризиса цены взлетела в два раза, и уже не осмелюсь агитировать за ее приобретение.
Книга не состоит полностью из больших фотографий костниц. В достаточно текста, который рассказывает о первых оссуариях, о том, как подобные сооружения распространялись по свету. Есть снимки, которые не выкладывались на сайте.
В этом году у Пола выходит новая книга про скелеты в церквях (см. пост ниже на странице):

“Я работал над очередной книгой, обследуя различные склепы, когда наткнулся на факт существования этих скелетов.
Чем больше я узнавал о них, тем настойчивее становилось мое желание поведать эту захватывающую историю широкой публике. После того, как они были найдены в римских катакомбах, власти Ватикана подписали сертификаты, объявляющие их мучениками. Потом кости были сложены в ящики и отправлены куда-то на север, где скелеты были облачены в одежды и украшены драгоценными камнями, золотом и серебром. Занимались этим, в основном, монахини.
К ним могли быть допущены только те, кто принимал священную церковную клятву: поскольку их сочли мучениками, с ними не могли иметь дело простые миряне. Эти скелеты стали символами всепобеждающей веры и были объявлены святыми в муниципалитетах.
Важность их для церкви определялась не духовными заслугами, которые были довольно сомнительны, но социальной значимостью. Они считались чудотворными и укрепляли связь людей с их городом. Это также укрепляло городской престиж
Проходя по всем этим местам, фактически, совершая паломничество во все эти соборы на мощах, я постоянно испытывал одно чувство – чувство абсолютного безвременья. Безвременья и единства. Вот я стою и смотрю на прошлое – и в то же время я заглядываю в своё будущее. Всё, что было, и всё, что ещё впереди, – всё это соединено в каком-то неразрывном цикле”.


Представляем вашему вниманию интервью Пола Кудунариса.




-Веселая жизнь мумий (+18)-

"Меня всегда интересовала культура смерти, даже в детстве: я сидел и рисовал могильные камни, что, конечно, очень беспокоило мою мать. Особый стимул, который привёл меня к работе над фотографиями и книгой, пришёл несколько лет назад в Чехии. В Седлеце есть очень известная церковь, разукрашенная костями, - Кутна Гора. Но особенно меня вдохновила открывшаяся возможность посетить другую, столь же фантастическую, но менее известную комнату из костей. О ней мало знали даже люди из городка, где она располагалась. И я заинтересовался, как много других памятников человеческой смертности, украшенных останками людей, есть в мире. Они забыты или заброшены просто потому, что мы в современном мире слишком беспокоимся о необходимости иметь дело с мёртвыми, чтобы замечать жизненную силу и духовную значимость, которые скрыты в них. Я провёл небольшое предварительное исследование и понял, что таких мест намного больше, чем я мог бы предположить. Быть мёртвым - это уникальное состояние. То, что человек "мёртв", означает, что все жизненные функции его тела остановились. И хотя могут быть детали того, как именно вы умрёте, всё равно - от сердечного приступа или от нарушения работы мозга, в Нью-Йорке, Лондоне или Каире, вы всё равно умираете. Но "смерть" для меня - не более чем граница между двумя группами людей. Группой живых и группой мёртвых. Эта граница варьируется от культуры к культуре. Граница может быть мягкой и подвижной, и через неё может быть всё ещё возможен диалог - при этом мёртвым отводится определённая роль в мире живых. Но она может быть и жёсткой, и тогда пересечение её табуировано.
Современная западная культура относится ко второму варианту; в течение уже почти целого века мы находимся на "жёсткой" стороне. Но моя работа показывает и "мягкие" границы.
В кросскультурном и историческом контексте мы видим, что "мягкие" границы между жизнью и смертью всегда были более приняты, чем "жёсткие".
Да, это мы странные, а не они. Но это не значит, что все другие культуры фетишизируют смерть так, как это показано у меня - совсем нет, и необязательно фетишизировать останки, чтобы можно было вести речь о "мягких" границах".
Наше нынешнее отношение к мёртвым и то, как мы стараемся отгородиться от них, необычно с культурной и исторической точек зрения.
Моё отношение к смерти (или моё понимание смерти) радикально изменилось в процессе моей работы, потому что понимание логики установления этих границ пришло ко мне за это время. Мне нравятся мумии, сохранившиеся в церквях в Южной Италии и Сицилии - не только из-за того, как они представлены, но и из уважения к тем, кем они были, и к тому, как люди обходились с их телами.
Самое важное для меня - то, что с мёртвыми обращаются в соответствии с культурными и духовными ценностями общества. Поэтому есть много правильных путей. Я бы никогда не сказал, что одна культура обходится со смертью "правильно", другая - "неправильно". Я очень быстро понял, работая над этим материалом, что мне нужно перестать проецировать свои представления о правильном и неправильном на увиденное. Есть более и менее подходящие с психологической точки зрения способы воспринимать смерть. Психологи говорят, что в культурах, которые постоянно сталкиваются с напоминаниями о смерти, люди живут более счастливо и лучше приспосабливаются к возрастным изменениям, потому что меньше беспокоятся о смерти. То, как мы на Западе воспринимаем смерть, хуже для душевного здоровья, чем во многих иных культурах и в другие исторические периоды"
- Пол Кудунарис (пер.fishki.net)

@темы: обряды и традиции, мумии, загадки и мистика некрополей, Оссуарии, кости, черепа, скелеты, Из дневников сержанта Бертрана, Haunted

17:28 

Старые еврейские кладбища Польши

The Highgate Vampire
La douleur passe, la beauté reste (с) Pierre-Auguste Renoir
Старое еврейское кладбище, Вроцлав/Wrocław Old Jewish Cemetery




Старое еврейское кладбище (польск. Stary cmentarz żydowski) — иудейское кладбище, историческо-культурный памятник, находящийся во Вроцлаве, Польша. Кладбище расположено на улице Щлежна (Ślężna) и является одним из отделов Вроцлавского городского музея под названием «Музей мемориального искусства» (польск. Muzeum Sztuki Cmentarnej). На кладбище находятся могилы известных еврейских деятелей не только Вроцлава, но и Гданьска, Варшавы, Гамбурга и других европейских городов. Погост отличается от остальных еврейских захоронений Восточной Европы художественным разнообразием надгробных памятников. Было внесено в реестр охраняемых памятников.
-История-

-Галерея-


***


Краков


***


Еврейское кладбище Варшавы/Okopowa Street Jewish Cemetery


***


Еврейское кладбище в г. Казимеж Дольны, Польша


Первое еврейское кладбище в Казимеже появилось, вероятно, с основанием поселения. Оно было уничтожено немцами во время Второй мировой войны. Второе кладбище от 1851 года также было уничтожено. В 80-х годах XX века из извлеченных из-под земли осколков надгробий создан памятник по образу иерусалимской стены плача. Памятник расколот в середине, что символизирует трагическую судьбу польских и казимирских евреев.

@темы: польские кладбища, еврейские кладбища, древние захоронения

13:08 

Сэбайн Бэринг-Гулд "Книга оборотней"

The Highgate Vampire
La douleur passe, la beauté reste (с) Pierre-Auguste Renoir


Вурдалаки. — Рассказ из Форнари. — Цитаты из Апулея. — Случай, упомянутый Маркассю. — Осквернение могил в Париже. — Осквернитель обнаружен. — Показания Бертрана


-читать отрывок-

@темы: Из дневников сержанта Бертрана, Библиотека Вампира с Хайгейта

18:32 

Heavenly bodies

Balzac
занятный фото-репортаж о скелетах католических святых, инкрустированных драгоценными камнями и золотом.
Обратите внимание на позы и атрибутику )



Известный специалист по древним захоронениям, искусствовед Пол Кудунарис (Paul Koudounaris), которого по аналогии с Индианой Джонсом часто называют Индианой Боунсом (анг. bone – кость), представил результаты своих последних исследований. Кудунарис получил доступ в подземелья старых европейских церквей, в которых хранятся мощи первых христиан, скрываемые от посторонних глаз уже около четырех веков, и сфотографировал их.
В 16 веке тысячи скелетов были найдены в римских катакомбах и по приказу Ватикана выставлены на всеобщее обозрение в разных городах Германии, Австрии и Швейцарии. Человеческие останки были распределены между католическими церквями и монастырями, чтобы заменить мощи, уничтоженные в результате протестантской Реформации в 1500-х годах.
Принятые за останки ранних христианских мучеников, эти ужасные реликвии, известные как Катакомбные святые, стали святынями, напоминающими о духовных ценностях загробной жизни. Они также сделались символами католической церкви, вновь обретшей влияние в протестантских регионах.
Империя смерти и драгоценностей
Перед тем, как быть установленным в церковных нишах, каждый из скелетов был тщательно декорирован золотом, серебром и драгоценными камнями многотысячной стоимостью. На украшение некоторых мощей ушло до пяти лет.
Было объявлено, что эти скелеты принадлежат святым, хотя никто из них не соответствовал этому титулу согласно строгим правилам католической церкви, требующей, чтобы святые были канонизированы. Но к 19 веку они стали болезненным напоминанием о тёмном прошлом, поэтому многие были лишены их регалий и выброшены за ненадобностью.
Новая книга г-н Кудунариса “Священные тела: сокровища культа и удивительные святые из катакомб” – это первое печатное упоминание пресловутых скелетов.
Г-н Кудунарис, проживающий в Лос-Анджелесе, рассказывает: “Я работал над очередной книгой, обследуя различные склепы, когда наткнулся на факт существования этих скелетов.
Чем больше я узнавал о них, тем настойчивее становилось мое желание поведать эту захватывающую историю широкой публике. После того, как они были найдены в римских катакомбах, власти Ватикана подписали сертификаты, объявляющие их мучениками. Потом кости были сложены в ящики и отправлены куда-то на север, где скелеты были облачены в одежды и украшены драгоценными камнями, золотом и серебром. Занимались этим, в основном, монахини.
К ним могли быть допущены только те, кто принимал священную церковную клятву: поскольку их сочли мучениками, с ними не могли иметь дело простые миряне. Эти скелеты стали символами всепобеждающей веры и были объявлены святыми в муниципалитетах.
Важность их для церкви определялась не духовными заслугами, которые были довольно сомнительны, но социальной значимостью. Они считались чудотворными и укрепляли связь людей с их городом. Это также укрепляло городской престиж”.
Империя смерти и драгоценностей
“Сегодня невозможно по достоинству оценить значение этой находки”, – утверждает Кудунарис.
И добавляет: “Проходя по всем этим местам, фактически, совершая паломничество во все эти соборы на мощах, я постоянно испытывал одно чувство – чувство абсолютного безвременья. Безвременья и единства. Вот я стою и смотрю на прошлое – и в то же время я заглядываю в своё будущее. Всё, что было, и всё, что ещё впереди, – всё это соединено в каком-то неразрывном цикле”.



Искусствовед, писатель и фотограф Пол Кудунарис из Лос-Анджелеса не из тех, кто пугается мертвецов. Он уверяет, что увлечён смертью не больше любого другого, но, согласитесь, мало кто посвящает жизнь поискам и описанию оссуариев, склепов, мощей. Именно поэтому, когда в 2008 году в немецкой глубинке к нему подошёл незнакомец и спросил, не интересна ли ему ветхая церквушка в лесу со скелетом, покрытым драгоценными камнями, он ответил утвердительно.
В то время г-н Кудунарис работал над книгой «Империя смерти» и путешествовал по свету, фотографируя всё, что имело отношение к делу. Посещение той часовни на границе с Чехией открыло ему новое измерение исследований. Отправившись вслед за проводником, он сначала пожалел, что связался то ли с шутником, то ли с сумасшедшим, но увиденное поразило заморского энтузиаста до глубины души.
Церковка лежала в развалинах, однако сохранила скамьи и алтарь. Всё было чрезвычайно ветхим, ведь восточногерманские коммунисты уделяли мало внимания сохранению религиозного наследия. Из заколоченной ниши в боковом нефе и впрямь выглядывал скелет. Г-н Кудунарис оторвал доски и узрел большие красные стекляшки, вставленные в глазницы. Скелет находился в вертикальном положении, его роскошные одеяния сделали бы честь любому царю, а в руке он держал склянку якобы с собственной кровью. Мрачная красота этой сцены очаровала американского гостя...
...Но он и предположить не мог, что эта встреча окажется не единственной. Спустя некоторое время в другой немецкой церкви он нашёл в угловом склепе ещё два богато украшенных скелета. «Именно тогда я понял, что наткнулся на что-то большое и удивительное», — вспоминает г-н Кудунарис.
Мерцающие глаза и сверкающие золотом ухмылки скелетов не выходили у него из головы, и он приступил к исследованиям. Оказалось, что это «катакомбные святые», которые в XVI–XVII веках почитались католиками как защитники и персонификация славы, ожидающей праведников в загробной жизни. Многие из них были выброшены, когда мода на это увлечение прошла, но некоторые всё ещё хранятся в захолустных церквушках. Кем они были при жизни, узнать невозможно.
Со временем интерес г-на Кудунариса воплотился в книгу под названием «Небесные тела: сокровища культа и импозантные святые из катакомб» (Heavenly Bodies: Cult Treasures and Spectacular Saints from the Catacombs), в которой описывается долгий путь, проделанный мощами христианских святых от древнеримских катакомб до богато украшенных алтарей и вновь до забытых уголков и подсобок. Воистину этим скелетам было что рассказать...
31 мая 1578 года люди, работавшие в винограднике, обнаружили, что яма под древнеримской Соляной дорогой, делившей пополам итальянский сапог, ведёт в катакомбы. В подземной камере были найдены бесчисленные скелеты, относящиеся, предположительно, к первым трём столетиям после появления христианства, когда новая религия всё ещё была под запретом. По оценкам, от 500 до 750 тыс. душ, причём не только христианских, но и языческих и иудейских, нашли там своё последнее пристанище.
Впрочем, для сотен скелетов оно оказалось совсем не последним. Католическая церковь объявила их останками раннехристианских мучеников. Дело в том, что в Северной Европе, и особенно в Германии, к тому времени распространились антикатолические настроения, и многие церкви пострадали от грабителей и вандалов, священные реликвии оказались утрачены или уничтожены. Святой престол решил пополнить запасы разграбленных приходов и укрепить пошатнувшийся моральных дух паствы.
Святые мощи стали очень востребованы. Любая католическая церковка, даже самая маленькая, мечтала заполучить хотя бы один экземпляр, а лучше сразу десять. Они особенно ценились на юге Германии, в эпицентре борьбы католиков и протестантов. Богатые семьи выписывали останки для личных часовен, гильдии и братства изыскивали средства в стремлении разжиться новым покровителем.
Самым эффективным способом обрести желанный скелет были связи в Риме, и чем ближе к папе, тем лучше. Взятки тоже помогали. Как только Церковь подтверждала заказ, специально выделенные для этого монахи пускались в путь на север.
Г-н Кудунарис однажды попытался оценить в долларовом выражении, насколько выгодным было это предприятие, но сдался, осознав, что образ жизни тогда радикально отличался от нынешнего, поэтому перевести древнюю валюту в современную невозможно.
Очевидно, Ватикан разослал тысячи реликвий, хотя трудно в точности установить, сколько там было полных скелетов, а сколько берцовых костей, черепов и рёбер по отдельности. В Германию, Австрию и Швейцарию, где осело большинство останков, было отправлено не менее двух тысяч полных скелетов, считает г-н Кудунарис.
Каким образом Святой престол выяснял, какому святому принадлежат кости, — это отдельная песня. Например, рядом с останками могли найти букву «М», вырезанную на стене. Немедленно принималось решение о том, что это мученик (martyr), тогда как в действительности литера могла означать «Марк», одно из самых популярных имён в Древнем Риме. Если поблизости стоял сосуд с обезвоженным осадком, предполагалось, что это кровь мученика, тогда как на самом деле у римлян было принято оставлять рядом с телом покойника духи (так же, как мы сейчас несём на могилы цветы). Считалось, что кости мучеников испускают золотистое сияние и источают слабый сладковатый запах, и вот команды «экстрасенсов» путешествуют по туннелям, впадают в транс и указывают на скелеты с соответствующей аурой. После того как выяснялось, что найдены останки очередного мученика, Ватикан за закрытыми дверями решал, кто есть кто, и выдавал официальный документ.
В самом Риме было немало сомневавшихся в том, что это действительно мученики, но на другом конце реликвии принимали без колебаний, ведь скелеты приходили с надлежащими бумагами, на которых стояла печать викария папы римского.
Скелет мученика должен был напоминать не столько о тщете всего сущего, сколько о райском великолепии, которое ждёт каждого праведника. Поэтому, прежде чем представить мощи прихожанам, квалифицированные монахини (иногда монахи) готовили их к публичному выступлению. Иногда работа занимала три года.
Монастыри старались перещеголять друг друга: кости одевались золотом, драгоценными камнями, благородными тканями. В то же время ряд останков обладает схожим стилем, и г-н Кудунарис подозревает, что ими занимались одни и те же декораторы. Разумеется, их имена можно восстановить лишь в единичных случаях.
Почему именно монахини? Потому что они умели прясть и шить: предстояло бережно обернуть тончайшей тканью каждую хрупкую косточку, чтобы на неё не садилась пыль и чтобы было куда крепить украшения. В ткани вырезались отверстия, дабы прихожане могли видеть кости. Ткань, одежду, золото, драгоценности обычно оплачивали и дарили местные богачи. Некоторые сёстры надевали на костлявые пальцы собственные кольца. В общем, всё было очень душевно.
Знаний в области анатомии монахиням явно не хватало. Часто встречаются неправильно приставленные друг к другу кости, руки и ноги разных размеров и т. д. Зато некоторые скелеты обладают почти полным восковым лицом с улыбкой и мудрым взглядом. Выглядит это жутко, но делалось как раз с обратной целью — дабы скелет казался более живым и привлекательным.
В целом получалось очень красиво и величественно. Эти скелеты можно было бы считать произведениями барокко, если бы это было искусством. Г-н Кудунарис напоминает, что декораторы не обучались этому специально, не находились в диалоге с другими ремесленниками и художниками: просто что-то общее носилось в воздухе той эпохи. Свою книгу исследователь посвятил тем «безымянным рукам», которыми двигала «любовь и вера».
Когда святого или святую наконец выставляли на всеобщее обозрение, устраивался большой праздник. Город обретал покровителя, а мир сверхъестественного становился чуть ближе. Приходские книги свидетельствуют о том, что первый же ребёнок, которого крестили после этого события, получал имя мученика, то есть мальчик, к примеру, становился Валентином, а девочка — Валентиной. Иногда до половины детей, родившихся в том году, носили одни и те же имена.
Люди верили в то, что отныне они защищены от неприятностей, и всё, что с тех пор случалось хорошего, приписывали святому. В церквях велись «книги чудес». Например, вскоре после того как в Гарс-на-Инне прибыл св. Феликс, в этом баварском городке случился пожар. Огонь уже готов был поглотить рынок — сердце местной экономики, как подул сильный ветер, который отогнал пламя. Около сотни маленьких вотивных картинок, на которых изображены благодеяния святого, по сей день лежат рядом со скелетом в заброшенной часовне.
Но Европа стремительно взрослела. Вольтер писал, что поклонение мощам есть варварство, подобающее лишь вульгарным феодалам, их слабоумным жёнам и жестоким вассалам. Во второй половине XVIII века король Германии и император Священной Римской империи Иосиф II, человек эпохи Просвещения, исполнился решимости изгнать остатки суеверий с подведомственной территории. Он издал указ о том, что все реликвии, происхождение которых не доказано должным образом, должны быть выброшены из церквей. Разумеется, происхождение «катакомбных святых» было более чем сомнительным. Лишенные прежнего статуса, они оказались запертыми в сундуках и подвалах, а все драгоценности с них сняли.
Для маленьких приходов это стало трагедией. Несколько поколений видели в скелетах своих покровителей, а веяния эпохи Просвещения ещё не успели проникнуть повсеместно. Простолюдины сопровождали вынос экс-святого скорбной процессией. Кое-где граждане верят в чудодейственную силу мощей до сих пор.
Не все скелеты были потеряны во время чисток XVIII века. Некоторые по-прежнему выставлены на всеобщее обозрение. Самая большая коллекция (десять экземпляров) находится в базилике Вальдзассена (Бавария), а св. Мундиция по сей день возлежит на бархатном троне в церкви святого Петра в Мюнхене.
Останки продолжают исчезать. По оценке г-на Кудунариса, на сегодня пропало девять из десяти скелетов. К тому времени, когда через несколько лет он вернулся в ту немецкую лесную деревушку, тамошняя часовня уже была снесена. О судьбе мощей никто ничего не ведал.
Между тем исследователь считает, что наш век ведёт особый диалог с прошлым, нам почему-то очень важно сохранить наследие минувших эпох. Поэтому г-н Кудунарис продолжает вчитываться в дневники путешественников, приходские архивы и протестантскую пропаганду, которая клеймила католических «некромантов». Один скелет он нашёл на задворках гаражей в Швейцарии, другой — остававшийся нетронутым 200 лет — в сундуке немецкой церкви, и т. д. Конечно, многие из них находятся в плачевном состоянии: стекло саркофагов потускнело, насекомые проели дыры в костях. Между тем скелеты, украшенные с таким великолепием, обязательно должны храниться в музеях как напоминание ещё об одной яркой страничке европейской истории. ©

@темы: атрибуты погребения и похорон, Оссуарии, кости, черепа, скелеты

20:39 

Средневековая таверна "U krále Brabantského", Прага

The Highgate Vampire
La douleur passe, la beauté reste (с) Pierre-Auguste Renoir




"У короля Брабантского"




Таверна существует с 1375 года и никогда не закрывалась.

Видели, как дают сдачу. Очень забавно. Сначала официант, пошутила, мол спасибо, это все мне? А потом ушла на кассу, вернулась с черепом, куда закинула мелочь и со всех грохотом перевернула его на стол. В общем, здесь всё именно так. ©
-
Большой исторический ресторан The Medieval Tavern предлагает своим гостям не просто ужин, а увлекательное путешествие в прошлое. Вход только по билетам, которые нужно заказывать заранее.
Как и несколько сотен лет назад, гости сидят при свете свечей за длинными деревянными столами на скамьях, покрытых меховыми шкурами, над головой с грубых балок свисают веревки и сети.
В стоимость билета ходит ужин из пяти блюд и вино или пиво. Вы сможете отведать лучшие блюда средневековой и традиционной чешской кухни: свинину в крепком темном пиве, гуляш из говядины, жареную утку с печеной картошкой. Можно выбрать один из трех вариантов меню. Первый — классическое меню старой таверны, во втором нет блюд из свинины, третий — вегетарианский. Свои предпочтения нужно указывать при заказе билета.
Весь вечер продолжается историческое шоу, жонглеров сменяют фехтовальщики и танцоры в средневековых костюмах, между столиков ходят музыканты, гадалка предлагает предсказать ваше будущее. Запоминающийся праздник гарантирован!


Еще фото места.



Адрес: Thunovská 15
110 00 PRAHA 1 - Malá Strana
Недалеко от заведения находится трамвайная остановка
Malostranské náměstí (№ 12, 20, 22, 91)

@темы: В гостях у La Belle Dame sans Merci, Оссуарии, кости, черепа, скелеты

15:15 

Кладбище на Туговой горе, Ярославль

The Highgate Vampire
La douleur passe, la beauté reste (с) Pierre-Auguste Renoir


«Каждое кладбище само по себе есть история занимательная и поучительная, - говорилось в статье о Туговой горе, опубликованной «Ярославскими губернскими ведомостями» в далеком 1848 году. - Только трудно читать ее, написанную иероглифами человеческих костей и могильных насыпей, если устное или письменное предание не возьмется быть истолкователем». Сто пятьдесят с лишним лет минуло с тех пор, а кладбище на Туговой горе и по сей день полно занимательных и поучительных историй.



-легенда-

-Немного истории-

Если нас читают люди из Ярославля, то, быть может, у кого-нибудь есть фотографии места или интересные истории, связанные с ним?

Спасибо за фото Capt.Spitfire Pinkamena Hudson
-альбом-

@темы: российские кладбища, погребальные сооружения, история скульптуры, загадки и мистика некрополей

20:23 

Deathigner (2013)

The Highgate Vampire
La douleur passe, la beauté reste (с) Pierre-Auguste Renoir
Короткометражный анимационный фильм от студентов Национального тайваньского университета искусств рассказывает историю о начинающем ангеле смерти, который пытается научиться мрачному искусству ловли душ. Вот только, кажется, его таланты лежат совсем в другой области...


@темы: Прогулки с Бароном (Мифологические образы Смерти), кинематограф

21:14 

Ф. Арьес: Aître и charnier

The Highgate Vampire
La douleur passe, la beauté reste (с) Pierre-Auguste Renoir

Тесную связь между кладбищем и церковью можно распознать также по терминам, их обозначавшим, и по тому, что эти термины употреблялись в самых разных смыслах.
Слова ecclesia и cimeterium, церковь и кладбище, были в средневековых текстах почти синонимами. Чтобы устроить кладбище, строили церковь, как об этом говорится в грамоте короля Людовика Немецкого (870 г.): его предки, говорит он, велели возвести церковь, «дабы в этом месте было кладбище для умерших». Базилика Нотр-Дам в Type также была воздвигнута для погребения бедных. Парижское кладбище в Шампо — очень большое кладбище при очень маленькой приходской церкви Невинноубиенных младенцев (Сент-Инносан), причем в этом случае территория прихода не выходила за стены кладбища. Неудивительно, что в глоссарии средневековой латыни Дю Канжа (XVII в.) слово cimeterium определено как ecclesia, «где хоронят тела умерших».
читать дальше

@темы: Библиотека Вампира с Хайгейта, европейские кладбища, обряды и традиции, погребальные сооружения

20:58 

Melaten friedhof

The Highgate Vampire
La douleur passe, la beauté reste (с) Pierre-Auguste Renoir
Прошу прощения за некоторый повтор материала, но некоторые посты проще сделать заново, чем обновлять уже имеющиеся.



Мела́тен (нем. Melaten) — муниципальное кладбище в районе Линденталь в центре Кёльна (Германия). Площадь — 43,5 гектара. Является одним из крупнейших мест захоронения в городе, также из-за большого количества находящихся там могил известных личностей считается местной достопримечательностью.
Территория нынешнего кладбища Мелатен известна с 1180 года. В те времена на этом участке, являвшемся тогда достаточно отдалённым предместьем средневекового Кёльна, находился лепрозорий — место, где «изолировали» от внешнего мира прокажённых. От этого заведения, первоначально именовавшегося также Maladen (предположительно от французского слова malade = «больной»), и происходит название Melaten, которое позднее, помимо собственно лепрозория, распространилось и на весь большой пустырь к западу от городских укреплений, где сегодня находится некрополь. С XVI по XVIII века в этом месте процветало питейное заведение, бывшее излюбленным местом посещения для малоимущих горожан. Одновременно пустырь был облюбован и как место для публичных казней. Так, в XVI и XVII веках здесь было сожжено на костре значительное количество подозревавшихся в колдовстве или ереси горожан (в том числе признанный позднее мучеником за дело Реформации Адольф Кларенбах в 1529 году, а также Катарина Хенот, известная жертва охоты на ведьм, в 1627 году). Впрочем, и после упразднения инквизиции Мелатен вплоть до конца XVIII века продолжал служить местом исполнения смертных приговоров. При этом трупы казнённых обычно там же и закапывали в землю.
В период занятия Кёльна французскими войсками (1794—1814 гг.) одним из многочисленных нововведений в городской жизни стал изданный Наполеоном I в 1804 году указ, запрещавший из соображений общественной гигиены хоронить умерших горожан на церковных погостах в черте города, как это было до этого принято среди знатных граждан, а также лишавший католическую церковь права проводить погребения и возлагавший эту работу на муниципальные власти. Это породило необходимость устройства вблизи городских границ крупного муниципального кладбища, и вскоре в качестве участка для этого кладбища был выбран пустырь вблизи бывшего лепрозория. В переустройстве Мелатена под кладбище ключевую роль играл бывший ректор Кёльнского университета Фердинанд Франц Вальраф, предложивший обустройство некрополя наподобие основанного несколькими годами ранее парижского кладбища Пер-Лашез, со строго геометрической сетью аллей и дорожек, а также с густым насаждением деревьев по образцу пейзажного парка. К 1810 году была возведена кладбищенская стена с несколькими сохранившимися и поныне воротами, а также отреставрирована построенная в XV веке часовня лепрозория, включённая в общий ансамбль некрополя. 29 июня 1810 года состоялось открытие нового кладбища.
Несмотря на муниципальный статус Мелатена, в первые годы после его основания там разрешалось хоронить умерших только католикам, в то время как для протестантов (до 1829 года) и иудеев (до 1892 года) продолжали существовать собственные конфессиональные кладбища. Таким образом, первоначально количество захоронений на Мелатене было сравнительно невелико, и только в 1833 году территория кладбища впервые была расширена. В период индустриализации во второй половине XIX века население Кёльна стремительно росло, что сделало необходимым дальнейшие расширения кладбища в 1850, 1868 и 1875 годах, а также основание нескольких новых муниципальных кладбищ в самом начале XX века. В этот же период на Мелатене было возведено несколько новых сооружений, в том числе поминальный дом (1881), здание кладбищенской конторы (1889), две сторожки (1901/02), а также общественная уборная (1896). Все эти здания, равно как и ряд старых надгробных памятников, сильно пострадали в 1945 году при бомбардировках Кёльна во время Второй мировой войны, некоторые из них впоследствии были восстановлены, а в дополнение к старому поминальному залу в 1957 году был построен новый. Средневековая часовня лепрозория также была при бомбёжках разрушена и в 1952 году воссоздана в несколько упрощённой форме.

В 1980-х годах городскими властями Кёльна была разработана система так называемого шефства над историческими надгробиями, при которой любой желающий может отреставрировать старый памятник за свой счёт, получив взамен пожизненное право захоронения в могиле себя или близких. Эта система, практикующаяся сегодня не только в Кёльне, но и во многих других городах Германии, позволила сохранить на Мелатене значительное количество ценных памятников, которым до этого грозило разрушение.


Директор кельнского кладбища знаменитостей: "Добро пожаловать!"

На кладбище Melaten, что в Кельне, похоронен доктор Franz Leuffen - автор книги об аутопсии, изданной в 1860 году.
Умер он в 1900.
Особо примечательно его надгробие.


В трактовке надгробной символики Лягушка символизирует мирские радости и грехи, воскресение.
Но есть один необычный памятник, изображающий забавную лягушку, лежащую в ленной позе на спине, подставив толстый живот солнцу.
Находится могила на кладбище Melaten, в Кёльне. Создана она скульптором August'ом Schmiemann'ом, который сотворил великолепное надгробие-жнеца для купца Иоганна Müllemeister'а. В правой руке жнец держит песочные часы, а в левой руке - косу. Многим знакома данная скульптура.
Так вот вышеупомянутый скульптор создал необычную лягушку и надгробие для любимого сына семьи Steinnus - Мартина. Лягушка в данном случае является отсылкой на его прозвище "Frösch­lein".

@темы: немецкие кладбища

главная