Ueber ewiger Ruhe

01:09 

Westminster Burying Grounds and Catacombs, Baltimore

Br. Samedi

Кладбище пресвитерианской церкви Westminster, Балтимор

Пусть свод откроется высокий,
Он много раз здесь был открыт,
Принять родных ее меж плит -
Да дремлет там в глуши пустынной,
Да примет склеп ее старинный,
Чью столь узорчатую дверь
Не потревожить уж теперь -
Куда не раз, рукой ребенка,
Бросала камни - камень звонко,
Сбегая вниз, металл будил,
И долгий отклик находил,
Как будто там, в смертельной дали,
Скорбя, усопшие рыдали.
"Спящая" Э. А. По

В Балтиморе есть старое кладбище “Old Western Burial Ground”. С точки зрения американских историков, оно считается одним из самых интересных кладбищ, расположенных на восточном побережье США. В его земле покоятся останки многих известных американцев: генералы Американской революции и Гражданской войны; дедушка одного из президентов США – Джеймса Бьюкенена; пять мэров города Балтимор. На этом же кладбище похоронен Эдгар Алан По.
Не все захоронения легко найти на старом кладбище, поскольку Пресвитерианская церковь “Westminster Presbyterian Church” (сейчас “Westminster Hall”) была построена век спустя после того, как на этой земле начались первые захоронения. Большая часть территории кладбища – та, на которой в т.ч находится и могила По – расположена на погосте, в то время, как самые старые могилы – в лабиринтах подземных катакомб, коридоры которых кружат под зданием церкви. Это - территория духов и привидений. Странные вещи происходят здесь - в царстве потусторонних сил, которые хранят покой и тайны “Старого Западного погоста”.
Последняя загадка великого мистика

Последний приют легендарного писателя таит в себе истории, словно сошедшие со страниц его романов. Катакомбы этого кладбища до сих пор являются главным действующим лицом призрачных сказок. Темные легенды о погребенных заживо, чьи беспокойные призраки пытаются рассказать посетителям о своей трагичной судьбе. Возможно место "шалит", так как на протяжении многих лет его покой нарушали. То бродяги устраивали ночлег под свободами крипты, то студенты-медики из соседнего института искали здесь объекты для исследований (один раз двух студентов поймали на краже тела. И одного даже повесили на фонарном столбе). Вандалы искали ювелирные украшения в склепах, а дети облюбовали погост для своих игр (взрослые были в шоке, когда увидели, что их чада бегают с черепами на концах метел).
Старая история повествует о кричащем черепе Кембриджа (Cambridge), убитого министра. Череп кричал всю ночь и день. Поэтому гробовщикам пришлось использовать веревки и цемент. Говорят, что, если бы вы услышали этот крик, то сошли бы с ума!
Но если человек заставил замолчать череп, то Леону Уэллсли успокоить невозможно. Безумная женщина, с приступами лунатизма, была привезена из сумасшедшего дома в смирительной рубашке и похоронена в ней же. Ее дикий смех часто разносится по маленькому церковному погосту.
И не дай Бог вам не проявить уважения к старым могилкам. Иначе вы нарветесь на гнев старого церковного сторожа. Схватит лопату и побежит за вами с целью похоронить заживо. Но этого духа считают вечно пьяным, поэтому дальше ругани дело не зайдет. Помахает лопатой да растает в воздухе.
А вот трое живых смотрителей уволились с работы, встретившись с призраком в белом - Люсии Уотсон Тейлор. Девушка умерла в 16 лет в 1816 году. Она часто молится на своей могиле.
Исследователи паранормальных явлений любят проводить разные исследования в этом месте. Как-то была сделана запись белого шума в церкви. На ней проявился женский голос, говорящий: "Мы здесь... внизу...рядом с вами".


запись создана: 03.07.2010 в 21:10

@темы: американские некрополи, Самые мистические кладбища США, Maryland, Haunted

18:06 

Halloween 2015

The Highgate Vampire
La douleur passe, la beauté reste (с) Pierre-Auguste Renoir


В этом году наступление нашего любимого мистически-осеннего периода мы ждем с особым нетерпением. Одна часть админов ощущает его приближение еще с конца июля (спасибо московскому лету без иронии), другая часть все ближе склоняется к тому, что обещания надо выполнять и один пост все-таки должен увидеть свет. Если все пойдет по плану, то 31 октября мы расскажем третью (и скорее всего заключительную) часть о мистических местах Нового Орлеана (3 года как раз прошло).
Как никогда скопилось очень много атмосферного материала, ожидающего своего часа. Вернется праздничный тэг "кино-хэллоуин", обновятся некоторые старые посты, а на нашей странице VK мы делаем перезапуск цикла "Самые мистические кладбища США", которому в этом году исполнилось 5 лет. А то часто видим наш материал там и без какого-либо указания авторства. Но в отличие от темы оссуариев, где наша основная цель была собрать альбомы, здесь мы будем (по возможности) обновлять/дополнять и местный материал (ну, или просто чистить его от битых ссылок). Ведь за 5 лет появляются какие-то уточнения или новые факты известных легенд.
Пока не решили, есть ли смысл поднимать те посты, поэтому вы в комментах можете оставить свое мнение: стоит ли это делать или нет.


@темы: администраторское

16:13 

Б. Соколов. Сады в поэзии Серебряного века: "Мертвый сад"

The Highgate Vampire
La douleur passe, la beauté reste (с) Pierre-Auguste Renoir


"Тишина безымянных могил" в русской поэзии Серебряного века тесно связана с садовыми образами. Грань смерти есть грань постижения высших истин — поэтому и смерть сада, и смерть в саду стали важными темами русского символизма. "Мертвый Сад" — название стихотворения Эллиса, посвященного любовной теме. В нем рассказывается о ночном зимнем саде, куда герой зовет любимую. Однако картина этого сада окрашена метафизической, загробной мрачностью.

Не потупляй в испуге взоры,
нас Мертвый Сад зовет, пока
из-за тяжелой, черной шторы
грозит нам мертвая рука.

В окне холодном и хрустальном.
в игре слепого фонаря
возник он призраком печальным,
погас, как мертвая заря.

И мы скользим стезею бледной,
вдали растет за рядом ряд
и тает позади бесследно
деревьев строй, как ряд аркад!

читать дальше


@темы: Ваши пальцы пахнут ладаном (поэзия, отрывки из романов, рассказы), Тени смерти

19:22 

11 самых известных кладбищ Испании (и большой бонус)

The Highgate Vampire
La douleur passe, la beauté reste (с) Pierre-Auguste Renoir
Газета ABC составила список 11 кладбищ, известных своими архитектурными шедеврами, а также именами покоящихся здесь людей: тореадоров, актрис, писателей, скульпторов и т.д. На удивление в списке нет Cemetery of Montjuïc, Barcelona.
1. Побленоу, Барселона

Наш альбом и пост

Побленоу было первым кладбищем, возведенным за пределами крепостной стены каталонской столицы. Оно открылось в 1775 году. В результате нашествия войск Наполеона оно было разрушено, его восстановили в 1819 году. В число его достопримечательностей входят монумент "Поцелуй смерти", созданный в 1930 году Жоаном Бонбернатом, мавзолей, посвященный жертвам желтой лихорадки (1921 год), а также пантеоны в стиле модерн, созданные архитектором Энриком Саньером и неоготические творения скульптора Вальмитьяны.
2. Сан-Исидро, Мадрид

Галерея

Сан-Исидро, известное также как Старое кладбище, стало вторым столичным кладбищем и первым построенным за пределами центральной части города. Оно было построено в 1811 году и позже стало объектом культурного интереса. На его территории особо выделяется мавзолей семейства Гирао авторства Агустина Кероля, который считается одним из самых выдающихся произведений испанского модернизма, пантеон Алехандро Ласалье, созданный Хосе Марином, а также пантеон прославленных жителей города (архитектор Хоакин де ла Конча). По кладбищу проводятся организованные экскурсии.

-Много красоты!-

Испания богата красивыми некрополями. В нашем фотохранилище вы можете найти под 40 альбомов.

@темы: испанские кладбища

17:24 

Из истории кладбищ Санкт-Петербурга

The Highgate Vampire
La douleur passe, la beauté reste (с) Pierre-Auguste Renoir

«На небе мрак, на земле мрак, на водах мрак. Небо разорвано в клочья, и по небу облака словно рубища нищих несутся. Несчастные каналы, помойные ямы и склады разной пакости в грязных домах родного города, дышат; дышат и отравляют воздух миазмами и зловонием, а в этом зловонии зарождается мать-холера, грядущая на город с корчами и рвотой…». Помяловский «Брат и сестра», 1864

Пора теперь сказать еще об одном решении комитета, самом скорбном: «Отвести особые кладбища, огородить их и назначить к ним Смотрителей, сторожей и рабочих». Дело здесь было не только в том, что власти ожидали большого числа смертей и полагали, что обычные кладбища не справятся с таким наплывом. Предыдущие эпидемии послужили к выработке особых правил погребения жертв холеры – и говорилось в них, как о том, что гробы следует смачивать раствором селитры с серной кислотой и засыпать древесным углем, а только уже потом землей «с значительною насыпью сверху» – так и о том, что «могилы должны быть огорожены на 20 саженей вокруг и доступ к ним воспрещен».
А как воспретишь доступ к могилам на обычном городском кладбище? Вот и решено было устроить специальные холерные некрополи в отдаленных, глухих углах столицы:
– «близ Тентелевой Удельного ведомства деревни» (позже оно стало известно как Митрофаниевское);
– на Выборгской стороне на Куликовом поле;
– близ Смоленского кладбища;
– на Волковом поле, близ Волковского кладбища.
Создано было чуть позже и свое холерное кладбище на Охте.
читать дальше


«Новый Петербург»

Мало кто из петербуржцев не знает старого названия острова Декабристов – Голодай. Легенды, связанные с этим именем многообразны: здесь и история о том, как жившие в землянках первые строители Петербурга мерзли и голодали, и искаженная фамилия англичанина Томаса Голлидэя, имевшего здесь фабрику. Связывается название острова и со шведским «халауа», что значит «ива» (наверно, были здесь ивовые заросли). И еще одна легенда – на этот остров любили приезжать на пикники шкипера-иностранцы со своими подругами. Праздновали – отсюда и искаженное английское holyday – «праздник» – ставшее Голодаем.
Странное место для пикников – веселым его не назовешь. Местность заливается при каждом наводнении, болота, да еще обилие кладбищ. Три Смоленских – православное, лютеранское и армянское – да еще безымянное на берегу залива, где, по преданию, хоронили лиц, умерших от дурных болезней…
читать дальше


Подземные «Города мертвых»

Согласно общеевропейским фольклорным традициям, «Городами мертвых» принято называть городские кладбища со всеми присущими любому «живому» городу признаками. Здесь есть улицы, переулки, тупики, кварталы и задворки. Здесь строго соблюдаются городские законы и обычаи расселения – по социальному, национальному или конфессиональному принципу. Здесь легко отличить скучные и однообразные «рабочие» районы от привилегированных участков, олицетворяющих знатность и богатство погребенных. Петербург в этом смысле мало чем отличается от других городов. Однако надо иметь в виду, что в первые годы своего существования Петербург кладбищ не знал вообще. По свидетельству иностранцев, трупы умерших зарывали там, где человека заставала смерть. Голштейн-готторпский придворный Ф. В. Берхгольц, посетивший Петербург в то время и оставивший обстоятельные дневники, пишет что «крестьян, которые умирали на работах в петербургской крепости, тотчас же там и зарывали». С появлением приходских церквей хоронить стали в церковных оградах. Если верить городским преданиям, одно из первых общественных мест погребения умерших в начале XVIII века находилось напротив церкви Великомученицы Екатерины, что стояла на углу современных Екатерингофского и Рижского проспектов. Во всяком случае это место в Петербурге, где еще в XIX веке было обыкновением рядом с жилыми домами разводить огороды, долгое время так и называлось: «Огород на могилах».
Только в 1732 году при императрице Анне Иоанновне появился первый указ об отводе для кладбищ специальных мест вне границ города. Правда, городской фольклор связывает это событие с другой императрицей – Елизаветой Петровной, которая, как известно, так боялась всего, что связано со смертью, что тщательно изгоняла из повседневного обихода все, что так или иначе могло напомнить о потустороннем мире. Как повествует предание, однажды, проезжая мимо Вознесенской церкви, Елизавета вдруг почувствовала острый запах мертвечины. Могилы на приходских кладбищах рылись обычно неглубоко. В тот же день императрица подписала высочайший указ о закрытии всех приходских кладбищ и об устройстве на окраинах города «в пристойных местах» общегородских мест для захоронений.
читать дальше

@темы: Библиотека Вампира с Хайгейта, Ваши пальцы пахнут ладаном (поэзия, отрывки из романов, рассказы), исчезнувшие кладбища, кладбища Санкт-Петербурга

11:31 

Еврейское кладбище в Рубежевичах

Паучишко
Пауки - это не только ценный мех, но и мощные хелицеры
Рубежевичи - деревушка в Минской области, Беларусь. Еврейское кладбище на ее окраине (как обычно для таких случаев, год основания найти не удалось) встретило неожиданной табличкой у ворот:



И само кладбище. После еврейского кладбища в Ружанах было удивительно наблюдать разнообразие форм надгробных памятников, некоторые даже переняли классические элементы с христианских некрополей (например, срубленное дерево). И еще впервые увидела памятник в виде каменного кольца (это монета?), там таких было несколько.



читать дальше

@темы: белорусские кладбища, еврейские кладбища

19:05 

Кладбище Раади, Тарту, Эстония

The Highgate Vampire
La douleur passe, la beauté reste (с) Pierre-Auguste Renoir
Пишет Bellena:

Огромное эстетическое удовлетворение



Кладбище на Раади, самое большое Тарту, основано в 1773 году. Согласно указу российской императрицы Екатерины II от 1772 года мертвых нельзя было больше хоронить при церквях и в черте города и предписывалось "отвести для них особые кладбища за городом". 1 мая 1773 года городской совет Дерпта во главе с мэром постановили выделить для погоста участок на противоположном берегу реки Эмайыги, неподалеку от усадьбы Раади. Была заложена церковь Св. Иоанна на немецкой части кладбища, а также православная часовня на русском погосте. Церемония открытия состоялась 5 ноября 1773 г. - похоронами ребенка.
читать дальше

@темы: прибалтика

13:42 

Ритуальная атрибутика Викторианской эпохи

Br. Samedi
Фотоматериалы представлены от r-impertinent:
Ритуальная атрибутика Викторианской эпохи


Украшения
Аксессуары
Одежда
Как это выглядело в совокупности
Всё для "дорогих гостей"
Меморабилии
Видео

Траурная одежда также подверглась многократным изменениям в покрое и цвете. Прежний траурный цвет французских королей — красный или фиолетовый — был заменен черным при Генрихе III. Когда умерла его любовница Мария Клевская (1574 г.), он несколько дней подряд носил черную одежду, на которой были вышиты серебром слезы, черепа и потухшие головни. Но еще раньше изменения цвета траурной королевской одежды изменился ее покрой: она стала длиннее, иногда намного. При погребении Генриха II (1559 г.) его сын, Франциск II, шел за гробом в фиолетовой одежде и такой же мантии, шлейф которой длиной тридцать локтей несли принцы королевского дома.
Женщинам предоставлялось выбирать для траурной одежды белый, черный или коричневый цвет, причем запрещались серый, фиолетовый и голубой. Они также не могли носить драгоценных камней в волосах или на головных уборах, но могли ими украшать кольца, пояса, зеркальца и молитвенники. После смерти Генриха I его любовница, герцогиня Валентинуа, одевалась исключительно в черное с белым, не закрывая при этом своей шеи.
Такой траурный костюм был с тех пор принят при дворе и продержался более 40 лет. Вдова Франциска II, Мария Стюарт, прибавила к нему большую белую вуаль. При Карле IX знатные дамы заменили черный цвет коричневым. Их траурные платья были покрыты эмблемами: слезами, черепами и т. д. Эти эмблемы они также носили на ожерельях и браслетах. По истечении известного срока эмблемы заменялись портретом умершего, окруженным слезами, который носили на груди. Так продолжалось до Генриха IV, когда для траура был окончательно назначен исключительно черный цвет.
©
Чёрный цвет в бижутерии. «Траурные» украшения.


Согласитесь, сейчас чёрный цвет является для многих самым простым и любимым, а ежегодные заявления о «новом чёрном» сером, синем или бежевом всё равно не делают погоды. Но вот бижутерия в чёрном цвете встречается нечасто, хотя были времена, когда украшения намеренно делали чёрного цвета. Вспомним всеми любимый фильм «Унесённые ветром»: «Вдова обязана носить омерзительное черное платье без единой ленточки, тесемочки, кусочка кружев, — даже цветок не должен его оживлять, даже украшения, — разве что траурная брошь из оникса или колье, сплетенное из волос усопшего.»
Всё, как обычно, началось задолго до современности. В XIX веке смерть была фактом жизни и люди обычно умирали дома, а сцена у смертного одра сделалась обязательной практически в любом викторианском романе. Траур, который носили живые, становился всё более значимой сферой жизни, а обычаи, связанные с трауром, иногда доходили до абсурда: например, считалось приличном для второй жены несколько недель носить черное в знак уважения, если умирал кто-то из родственников первой жены. Даже маленьких детей одевали в черное. Часто девушки выходили замуж в черных свадебных платьях, если кто-то из родственников умер незадолго до свадьбы. Хуже того, женщины оказывались в общественной изоляции на весьма продолжительный период времени: в течение первого года траура вдова была полностью исключена из жизни общества — она не могла бывать на приемах и обедах, посещать театр, считалось дурным тоном просто появляться на людях. Сила же общественного мнения была такова, что вдова, не выказывающая должного уважения памяти покойного мужа (по мнению общества), могла подвергнуться острой критике, осуждению и изгнанию. Но самыми строгими были обычаи траура в период траура королевы Виктории (в момент смерти мужа было 42 года). Она погрузилась в бессрочный траур, в течение пяти лет кряду отказывалась произносить тронную речь в парламенте, каждую ночь клала на подушку рядом с собой портрет покойного супруга и засыпала с его ночной сорочкой в руках. Королева Виктория оплакивала своего умершего супруга и всё время одевалась только в черное, за ней последовал и весь королевский двор, а затем и все общество.
Теперь ближе к теме: в период траура можно было носить украшения. Я не буду описывать всё многообразие «мемориальных» украшений из волос, это слишком радикальное проявление траура для нас и может вызвать сильный приступ брезгливости — плетёные браслеты, брошки с портретами и жанровыми сценками из волос умерших, ожерелья из волос, венки и семейные деревья... Медальон ещё мог быть тайничком для локона возлюбленного или возлюбленной, если только на нём не было надписи «Блаженной памяти», даты или для оформления не использовался жемчуг или агат; но броши с портретами, браслеты, значки делались только мемориальные. Тем не менее, женщины вдруг открыли для себя, что в черном они выглядят чрезвычайно привлекательно. Черный янтарь и хризоберрил стали невероятно модными и отнюдь не только по случаю скорби и печали. Но на первом месте, конечно же, был гагат — как раз в Уитби (графство Йоркшир) были обнаружены огромные залежи. Так как зенит славы гагата пришелся как раз на царствование королевы Виктории, сейчас, пожалуй, нет более «английского» поделочного камня, хотя он известен и во многих других странах.
©
•••
подробнее
©
запись создана: 22.09.2010 в 13:42

@темы: обряды и традиции, атрибуты погребения и похорон, смерть и викторианцы

15:32 

Усадьба Алтуфьево и около

The Highgate Vampire
La douleur passe, la beauté reste (с) Pierre-Auguste Renoir

В Алтуфьеве сохранился интересный с исследовательской и познавательной сторон комплекс разновременных памятников архитектуры, главные элементы которого — церковь середины XVIII в. и господский дом середины XIX в. Добраться до Алтуфьева несложно. Чтобы не сбиться с пути, достаточно, идя от одноимённой станции метро, придерживаться траектории Алтуфьевского шоссе, по которому до 1991 г. проходила граница между Кировским и Тимирязевским районами. Автомобилистам может оказаться удобнее подъехать со стороны Московской кольцевой автодороги.
Своеобразная визитная карточка любой местности — её название, далеко не всегда поддающееся расшифровке. Зачастую оно не имеет устоявшейся формы и употребляется сразу в нескольких вариантах, которые встречаются даже в документах одного временного периода. Первоначальное название местности, где находится усадьба, — Олтуфьево. Это позволяет выдвинуть предположение о происхождении названия от фамилии одного из более ранних владельцев, документальные сведения о котором до нас не дошли: ведь был в Москве род дворян Олтуфьевых. Со временем этот топоним трансформировался в более привычную для слуха москвичей форму Алтуфьево.
Полная история усадьбы
В 1860-х гг. в ходе проведения крестьянской реформы имение было поделено на две части. Усадьба и территория, расположенная южнее её, в том числе ныне существующий Алтуфьевский (Верхний) пруд, остались у Н.А. Жеребцова. Нижний пруд, который до настоящего времени не сохранился, а также все северо-восточные алтуфьевские земли перешли к местным крестьянам, получившим статус «временнообязанных».
В 1868 г. после смерти Н.А. Жеребцова его вдова продала Алтуфьево «жене подполковника» Глафире Ивановне Алеевой. Однако имение принадлежало ей всего несколько лет. Уже в 1872 г. Алтуфьево приобрела у Г.И. Алеевой за 18 тыс. руб. Мария Яковлевна Лачинова (1817—1884), бывшая супругой менее высокопоставленного военного — всего-навсего штабс-капитана. Её надгробие — плита из серого мрамора с надписью — сохранилось у алтуфьевской церкви. Там же находится аналогичное надгробие Александра Емельяновича Лачинова, возможно, мужа владелицы, без дат жизни.

Церковь Воздвижения Креста Господня — интересный памятник позднего барокко, видимый ещё на подходе к усадьбе по Алтуфьевскому шоссе. Это здание — редкий для середины XVIII в. тип храма «иже под колоколы». Его основной объём — четверик с сильно скруглёнными углами и выступающими за его пределы ризалитами, один из которых служит алтарём, а остальные — входами. Такого оригинального плана в настоящее время не имеет ни один московский храм. Стены обработаны рустом, филёнками и нишами, наличники окон с гнутыми сандриками; на втором ярусе окна-обманки, т.е. ложные.
Церковь сооружена на средства И.И. Вельяминова в 1760—1763 гг., т.к. существовавшая ранее в усадьбе «издавна построенная каменная церковь во имя Софии и дочерей её Веры, Надежды и Любови, которая пришла в совершенную ветхость, вся расселась». Форма главы церкви Воздвижения более поздняя, она относится к концу XVII—началу XIX в., т.е. к эпохе, когда Алтуфьевым владели Куракины.

В советское время церковь всё время оставалась действующей (за исключением небольшого перерыва в 1941 г.). От некогда большого кладбища, окружавшего её, сохранилось несколько старых надгробий, среди которых уже упоминавшиеся нами плиты над могилами Лачиновых.

А между прудами, в заросшей роще притаилось стихийное кладбище домашних животных.



@темы: исчезнувшие кладбища, кладбище домашних животных, московские кладбища

15:42 

Церковь Святой Троицы в Щвиднице

The Highgate Vampire
La douleur passe, la beauté reste (с) Pierre-Auguste Renoir
Пишет Bellena:

Церкви Мира – три деревянных евангелических костела в Щвиднице, Яворе и Глогуве (не сохранился).

Около 1500 года Щвидница была вторым по величине городом Силезии после Вроцлава. На тот момент герцогство щвидницкое принадлежало чешской короне. В 1525 оно перешло Габсбургам.
После Вормсского рейхстага идеи Мартина Лютера стали распространяться по всей Европе, не обойдя и Силезию, где они были очень популярны.


-больше красоты-

@темы: польские кладбища

11:57 

Последняя торфяная церковь в Исландии, старое кладбище.

The Highgate Vampire
La douleur passe, la beauté reste (с) Pierre-Auguste Renoir

Одна из последних торфяных церквей в Европе располагается в небольшой исландской деревеньке Хоф в 20 км к югу от знаменитого национального парка Скафтафетль на юго-востоке Исландии. Строение выполнено в технике, разработанной жителями Северной Европы еще в Железном веке. Главная цель: сберечь себя и скот от суровых холодов, используя максимум из того, что может дать природа. Эта церковь построена в конце 19 века и таких зданий осталось совсем немного.
Торфяные дома для исландцев были единственно возможным вариантом противостоять холодной погоде и промозглым морским ветрам (Исландия в переводе значит «ледяная страна»). В сравнении с домами из камня и дерева они обеспечивают в разы лучшую теплоизоляцию. Деревянный дом подошел бы в том случае, если у местных жителей были бы достаточные запасы дерева для топки печей, однако древесина на самом острове была в недостатке, а та, что завозилась из других стран, шла на строительство кораблей. Зато в Исландии никогда не наблюдалось дефицита торфа, его то и начали использовать для строительства зданий еще два тысячелетия назад.
Основа подобных зданий сложена из каменных плит, затем выстроена несущая деревянная конструкция. На нее, в форме елочки, уложены блоки с торфом. В теплое время года на стенах и крыше торфяного здания вырастает трава, которая дополнительно улучшает теплоизоляцию. В давние времена торфяное строительство было широко распространено в Исландии, торф использовался как бедными, так и богатыми, с помощью него возводили не только жилые дома, но также церкви, школы, конюшни и т.д. В начале 20 века использование технологии пошло на спад, а к нынешнему моменту в Исландии ею владеют лишь несколько мастеров, передающих свои знания из поколения в поколение.
Церковь Святого Климента в деревне Хоф была построена в 1884 году и стала последней, построенной в старом «торфяном» архитектурном стиле. Сейчас здание находится в ведении Национального музея и является туристическим объектом, однако в то же время продолжает исполнять свое изначальное предназначение и является действующей приходской церковью.
Кстати сказать: холмики, рядом с церковью - это останки старого кладбищам и в целом уже неизвестно кто в них лежит.

@темы: исландские кладбища

17:38 

Подборка

The Highgate Vampire
La douleur passe, la beauté reste (с) Pierre-Auguste Renoir
Пишет Марленикен:

Образ смерти в картине мира русского человека XVII века

(by Robert T. Rose)


В ХV-ХVII вв. на окраинах русских городов особенно во время мора или после военных столкновений, устраивались так называемые «скудельнпцы» - общие могилы, в которых хоронили умерших или погибших.
В «Житии Даниила Переславского» описывается скудельница, в которой за городом хоронили всех не получивших последнего отпущения грехов у священника и не востребованных родственниками безвестных покойников (умерших нечаянно, погибших «от грозных стихий»‚ утонувших‚ замерзших‚ «заеденных» зверями, убитых разбойниками и брошенных «на распутиях»). Их складывали в открытую яму, а весной, между Пасхой и Троицыным днем‚ на скудельницы могли приходить жители города и окрестностей чьи родные пропали без вести‚ и попытаться отыскать их среди отошедших от мороза тел.
В русских землях особенности климата приводили к тому, что нередко даже покойников умерших естественной смертью, зимой подолгу не хоронили дожидаясь весеннего тепла, когда земля оттает и рытье могилы не будут особенно трудоемким процессом. Эту особенность русского быта отметил внимательный наблюдатель-иноземец — секретарь английского королевского посла сэра Томаса Рандольфа поэт Джордж Турбервилль, побывавший в Русском государстве в 1568-1569 гг. В своем послании-памфлете, адресованном Спенсеру, он писал:
О макабрическом веселье на Руси и не только.

Идея смерти в древней культуре


арт бай Agostino Arrivabene

Представления египтян о посмертном бытии разнообразны по содержанию и сложны, они не укладываются в непротиворечивую систему взглядов. Согласно этим представлениям, загробная жизнь связана с земной, во многом даже схожа с ней. Вместе с тем в потустороннем существовании появляются и новые качества. Прежде всего - его бесконечность. Обращаясь к богам и духам, умерший просил: «Пусть я поднимусь на мой престол подобно богу, одаренному вечной жизнью».
отрывки статьи

(с) Муравьёв В.В., «Идея смерти в древней культуре»


Образ смерти в ритуальной поминальной поэзии чепецких татар
Автор: Д. Г. Касимова

«Человек и его жизнь отождествляются с циклом развития дерева, растения. В байте «Дующий ветер» человеческая жизнь характеризуется такими оборотами, как «розовые цветы уносишь» (розовые цветы - это цветы весны; весна - человеческая молодость) и «жёлтые цветы сажаешь». Образ древа жизни существует во многих верованиях и религиях, в том числе и древнсиранской. Жёлтый цвет - ираноязычных народов издревле символизировал печаль. Подтверждение этому находим у среднеазиатских поэтов-мистиков. В одном из татарских байтов также встречается этот образ: «Эти деревья мне подобны - Тоже ли от тоски желтеют? Этих деревьев листья - Холодный ли ветер обувает?...»
Ещё один часто встречающийся в байтах образ смерти - Ветер. читать дальше

Виды погребальных обрядов народов Сибири


Сожжение

Сэргэ

Коучай

"Вечный памятник"

****

Авт.: Стручкова А. В.

"Скифо-хуннский компонент в погребальном обряде тюркоязычных народов Сибири"

@темы: поверья и приметы, обряды и традиции, Тени смерти, Прогулки с Бароном (Мифологические образы Смерти), цитаты

14:42 

Еврейское кладбище в Ружанах

Паучишко
Пауки - это не только ценный мех, но и мощные хелицеры
Если на 500 метро углубиться в лес сразу на выезде из поселка Ружаны, Беларусь, можно наткнуться на старинное еврейское кладбище. Год основания в сети найти не удалось, о еврейских кладбищах Беларуси после прокатившейся Второй мировой войны вообще информации мало... И только сейчас начали их приводить в порядок, а заодно и отмечать на картах, что позволило в эту поездку побывать на паре таких некрополей.

читать дальше

Возвращаясь к Ружанам. Ружаны находились под немецкой оккупацией более 3-х лет — с 23 июня 1941 года до 13 июля 1944 года. Из 5000 жителей Ружан 4000 были евреи, которых также много жило и в двух соседних деревнях – Павлове и Константинове. После начала войны и германской оккупации Польши еврейское население Ружан возросло на несколько тысяч человек из-за беженцев. К концу оккупации никто из них не выжил, осталось лишь это старое кладбище да памятник на братской могиле евреев и советских военнопленных, в которой покоится 3-4 тысячи человек. Остальные сгинули в концлагере...



читать дальше

@темы: белорусские кладбища, еврейские кладбища

13:52 

Венгерские художники

The Highgate Vampire
La douleur passe, la beauté reste (с) Pierre-Auguste Renoir

Zichy Mihály

Михаил Александрович Зичи или Михай Зичи (венг. Zichy Mihály; 14 или 15 октября 1827, Зала (Венгрия) — 28 февраля 1906, Санкт-Петербург) — венгерский рисовальщик и живописец из знатного рода Зичи, много работавший в России.
В Санкт-Петербург прибыл в 1847 году и, кроме занятий с её высочеством, получил уроки в некоторых аристократических петербургских домах. Через два года ему пришлось отказаться от учительства и изыскивать себе средства к жизни изготовлением рисунков для продажи и ретушированием светописных портретов. В эту трудную пору своей жизни Зичи нашёл некоторую поддержку в принце Александре Гессен-Дармштадтском. Улучшением своего положения Зичи обязан Теофилю Готье, посетившему в 1858 году Санкт-Петербург. В книге «Voyage en Russie» Готье посвятил Зичи целую главу, чем значительно поднял его репутацию у русской публики.
В 1859 году Зичи был назначен придворным живописцем, и в этом звании оставался до 1873 года. В этот 15-летний период своей деятельности, он исполнил множество рисунков, изображающих различные происшествия придворной жизни, сцены императорской охоты, карикатуры на людей, близких ко двору, и т. п. (находились в основном в императорских дворцах и альбомах высочайших особ).
Ещё перед этим, в 1856 году, им воспроизведены в акварелях главные этюды коронования императора Александра II, за которые Санкт-Петербургская академия художеств присудила ему звание академика. В 1869 году была устроена выставка его произведений. В 1874 году он уехал в Париж, где написал, в том числе, по заказу венгерского правительства, картину: «Австрийская императрица Елизавета возлагает венок на гроб Деака», и помещал свои рисунки в иллюстрированных изданиях.

С 1880 года Зичи опять в России, на прежней должности, и трудился в качестве рисовальщика-хроникёра церемоний, развлечений и семейных событий высочайшего двора. Из его произведений, помимо уже упомянутых, достойны внимания рисунки: «Мессия и Лютер в Вартбурге», «Человек между разумностью и глупостью», «Еврейские мученики», «Флорентийская оргия», «Смерть царя Кандавла», «Земля еси и в землю возвратишься», «Тамара и Демон» (на сюжет из поэмы Лермонтова), «Ростовщик», «Бернард Палисси», «Последние минуты Вертера», «Проект театрального занавеса для Аничковского дворца» и некоторые другие.
В творчестве Михая Зичи имеется немало рисунков откровенного эротического содержания.


-Другие художники-

Посты с художниками у нас часто обновляются, но мы не всегда их поднимаем. Например, много нового появилось в материале про чешских художников.

@темы: Изобразительное искусство

00:44 

Католическое кладбище, Коссово (Беларусь)

Паучишко
Пауки - это не только ценный мех, но и мощные хелицеры
На въезде в город Коссово со стороны Ивацевичей находится католическое кладбище. Дату основания в интернетах найти не удалось, но как минимум пару сотен лет оно точно действует, и по сей день на нём хоронят прихожан католической церкви. При этом половина кладбища, которое используется сейчас, вполне себе расчищена и приведена в порядок, а вторая половина - заросла разнотравьем настолько, что даже сложно вообразить, сколько там надгробий на самом деле.
На кладбище находится интересная часовня 1859г., построенная на могиле священника Адама Дмаховского. Для наружных стен были использованны средневековые надгробные плиты и камни, при этом на многих плитах надписи обновлены (в отличие от старых кладбищенских надгробий).



читать дальше

@темы: белорусские кладбища

17:36 

Евдокиевское кладбище (Липецк)

The Highgate Vampire
La douleur passe, la beauté reste (с) Pierre-Auguste Renoir
Пишет Bellena:


На этом месте начали хоронить еще в начале 10 века - здесь располагался погост Христорождественского собора, центрального храма Липецка. В 1817—1818 годах здесь была построена церковь во имя святой преподобномученицы Евдокии, после чего кладбище стало называться Евдокиевским. Строительство велось на средства Ивана Федоровича Лобкова, увековечившего таким образом память своей жены Евдокии.
читать дальше

@темы: российские кладбища

17:28 

Этнические кладбища Москвы

The Highgate Vampire
La douleur passe, la beauté reste (с) Pierre-Auguste Renoir


По советской еще традиции сегодня на российских погостах хоронят всех умерших, вне зависимости от их национальности и вероисповедания. Однако в последнее время на больших кладбищах стали появляться обособленные "этнические" участки. Например, на Востряковском в Москве есть специальное место захоронения для евреев. На Митинском и Домодедовском – мусульманские участки. На православно-атеистическом Кузьминском своих близких отдельно хоронят цыгане, отдельно – армяне.
Как сообщается на сайтах различных бюро ритуальных услуг, похоронить умершего в соответствии с его национальными традициями сегодня совсем не сложно. Правда, обходятся такие похороны существенно дороже обычных. Ведь система заточена на "основного потребителя услуг", а это православные русские. Просто потому, что 9 из 10 москвичей – русские, а свыше 70% жителей столицы называют себя православными христианами и в соответствии с многовековой традицией хоронят усопших в гробу на третий день после смерти. И вот здесь случаются казусы.
О недавнем кладбищенском ЧП "НацАкценту" рассказывает работник Домодедовского кладбища: "Приезжает к нам полиция со словами, мол, у вас посреди дороги гроб валяется! Один из водителей чуть не въехал в него. Приезжаем на место: действительно – гроб... Пустой, слава Богу. Выяснилось, это мусульмане хоронили родственника, а у них ведь не принято в гробу, они же в саване хоронят. Вот они гроб, в котором из морга везли, выкинули".
По словам сотрудников Домодедовского кладбища, несколько лет назад на окраине погоста постепенно стал разрастаться исламский участок. Специально его никто не обустраивал, но так сложилось, что последователи пророка Мухаммеда начали хоронить "своих" отдельно.
читать дальше

@темы: атрибуты погребения и похорон, московские кладбища, обряды и традиции

14:15 

Amsterdam - Zorgvlied

The Highgate Vampire
La douleur passe, la beauté reste (с) Pierre-Auguste Renoir
Пишет fiancee of the supervillain:

Есть у меня такая странность - люблю эстетику некрополей. в Праге я посетила Вышеградское кладбище, и весьма впечатлилась, поэтому, готовясь к поездке в Амстердам, искала подобные места и нашла целых два, заслуживающих пристального внимания. одно из них, кладбище Zorgvlied, я и покажу в этом посте.



смотреть дальше

@темы: нидерландские кладбища

16:03 

Мумии Сицилии

The Highgate Vampire
La douleur passe, la beauté reste (с) Pierre-Auguste Renoir
Когда звучит словосочетание "мумии Сицилии", то в памяти первым делом всплывают катакомбы капуцинов в Палермо. На острове же можно найти еще несколько крупных объектов с забальзамированными телами. О них всех мы и постараемся рассказать вам в этом посте.


Отрывок из книги "Опыт путешествий" Адриана Гилла:
-Сицилия-


Надо заметить, что катакомбами это место назвали ошибочно. На самом деле, это подземное кладбище монастыря капуцинов, находящееся в крипте церкви Санта-Мария делла Паче. Прочесть подробнее можете по ссылке-названию.
-справка-

-The Church Saint Nicolò of Bari, Gangi-




+Наша подборка+

Склеп с монахами в народе называют Ямой священников. Около ста тел вертикально располагаются в своих нишах, над которыми можно найти гробы с останками других бывших настоятелей церкви.
По датам склеп использовался с 1728 по 1872 гг. Возраст мужчин от 49 до 81 года.
Особенность этих мумий в уходе за кожей лица покойных (их натирают воском). Самые удачные выглядят как посмертные маски. Например, мумия Эпифанио Ваццано, который умер в 1870 году в возрасте 75 лет.


-Много мумий-

-Кратко о традиции-


@темы: обряды и традиции, мумии, клипы/ролики/передачи, итальянские кладбища, Оссуарии, кости, черепа, скелеты

13:06 

Trois Couleurs: Bleu (1993)

The Highgate Vampire
La douleur passe, la beauté reste (с) Pierre-Auguste Renoir

Три цвета (фр. Trois Couleurs, польск. Trzy kolory) — является общим названием для трех фильмов режиссёра Кшиштофа Кесьлёвски и включает соответственно три фильма: «Три цвета: Синий», «Три цвета: Белый», «Три цвета: Красный».
Все три фильма были написаны в соавторстве с Кшиштофом Песевичем под руководством Агнешки Холланд и Славомира Идзяка, музыку к фильму написал композитор Збигнев Прайснер. Трилогия стала первым успехом Кесьлевского на западе и одной из его наиболее известных работ со времен «Декалога».
Синий, белый и красный являются цветами флага Франции (слева направо), и история каждого фильма так или иначе основана на одном из девизов Французской республики: свобода, равенство, братство.
Сюжет: 33-летняя Жюли выжила после автокатастрофы, но потеряла мужа-композитора и пятилетнюю дочь. Она обрывает все связи с прошлым и уходит в себя, переезжает из загородного дома в Париж, где ее никто не знает. Музыка мужа, в которой она, как выясняется, принимала куда большее участие, чем считала, исцеляет ее и возвращает к жизни.


Фильм о том, что смерть близких становится чудовищной в своей бескрайности свободой. Как пережить потерю и вновь начать открываться миру.

«Синий» повествует о цене, которую приходится платить за свободу. В какой степени мы действительно свободны?
Героиня – несмотря на трагедию – оказывается в исключительно комфортной ситуации. Ведь Жюли абсолютно свободна. С гибелью мужа и дочки она теряет семью и тем самым – все обязательства. Она прекрасно обеспечена, ничто её не связывает, она ничего никому не должна. Возникает вопрос: действительно ли человек в такой ситуации свободен?
Жюли считает, что да. Поскольку у неё не хватает решимости покончить с собой (а может, такой шаг противоречит её мировоззрению – этого мы никогда не узнаем), она пытается начать новую жизнь, освободиться от прошлого. В таком фильме, казалось бы, должно быть много сцен с посещением кладбища, со старыми фотографиями. Но таких сцен нет. Прошлое Жюли отсутствует – она решает его зачеркнуть. Возвращается оно лишь в музыке. Но оказывается, что от всей прожитой жизни освободиться невозможно – в какой-то момент возникает страх, ощущение одиночества, появляются люди, связанные для Жюли с прошлым. Она начинает понимать, что так жить нельзя".
(Кесьлевский. О себе)
***
В «Синем» свобода становится идеей трагической. Жюли свободна, потому что у нее жестоко отняли её прошлое и семью. Не имея эмоциональных связей и достаточно состоятельная, чтобы делать то, что хочет, Жюли отступает в пустоту. Кесьлевский несколько раз возвращается к подобному могиле образу огромного, безлюдного крытого бассейна, куда Жюли приходит, чтобы доводить до изнеможения своё тело и уничтожать свои чувства. В то же время, есть моменты пронзительно острой, физической боли, как в эпизоде, когда Жюли, покидая дом после безразличной, холодной любовной сцены с Оливье, обдирает костяшки пальцев, проводя рукой, сжатой в кулак, вдоль стены. Боль – чтобы убежать от другой боли, крайнее чувство – то же самое, что бесчувствие. (Dave Kehr “To Save the World: Kieslowski's Three Colors Trilogy”)


@темы: кинематограф, Тени смерти, нотки вечности (музыкальные полотна), клипы/ролики/передачи

главная