Армянское кладбище

Как и многие памятники культуры и архитектуры в нашей стране, Армянское кладбище по улице Матеевича в Кишиневе не входит в число охраняемых государством объектов, и многие годы пребывает в «бесхозности». Надгробные плиты известных и влиятельных в прошлом особ, исторических личностей, первых людей нашего края, рассыпаются в прах и исчезают из-за недосмотра, халатности и хулиганства. И похоже, что в ближайшее время на перемену ситуации к лучшему надеяться не приходится.
«А что там такого в этом кладбище? – часто слышишь расхожее мнение обывателей. - Та же «Дойна», только в центре…»
В действительности Армянское кладбище (правильнее называть его Центральным православным) обладает большим историческим и культурным значением для Кишинева. Только посмотрите, какие фамилии высечены на его надгробных плитах: Матеевич, Донич, Суручану, Котовский, Маврокордат. Здесь похоронен сербский принц Алексей Карагеоргевич; Гулак-Артемовский – друг царевича Георгия Александровича; Крупенские – когда-то Ленин называл этот край именно «Крупенской губернией». Тут же покоится прах порядка двадцати русских генералов. Толстые деревья на этих захоронениях, вросшие в ограду, лучше всяких слов говорят о возрасте этих могил.
Сто лет запустения
Армянское кладбище занимает площадь порядка 10 га. Самое старое захоронение датируется 1825 годом. Но сегодня нет никакой гарантии, что эта часть нашей истории не будет уничтожена. Подавляющее большинство старых могил – в глубоком запустении. На надгробных плитах, поставленных людям, которые облагодетельствовали город, построили улицы и здания, среди которых мы сегодня ходим, едва можно разобрать надписи. Память о тех, кто превратил худую деревню в губернский город, культурный и торговый центр региона – стоит сейчас покосившаяся, потемневшая от многолетнего слоя пыли и грязи.
Еще в 30-х годах бессарабский историк Георгий Безвиконный писал о кладбище: «Много надгробий разрушено, но и те, что остались, заслуживают большего внимания, чем им уделяется».
Кладбище разрушалось уже тогда, что же говорить про сегодняшний день? Уже в те годы там не хватало места. А в советское время площадь кладбища еще сократили – прямо на его территории построили кинотеатр, который сейчас называется «Гаудеамус».
Сейчас же глазам небезразличного к истории посетителя открывается и вовсе скорбная картина. У склепа, спроектированного самим Бернардацци, растоптана старая плитка. Железная сетка, защищавшая некоторые памятники на протяжении сотни лет, прогнулась. Могилу губернатора заслоняет какая-то будка. У скульптур ручной работы отбиты руки и головы. А ведь эти могилы ценны и сами по себе. По словам кишиневского краеведа, знатока здешнего дворянства Евгения Румянцева, каждое из старинных надгробий – произведение искусства.
Кладбищенские Доны
«Это место, которое уже состоялось», - считает Евгений Румянцев. Но постепенно свежие могилы людей, скажем так, широко известных в узких кругах, вытесняют захоронения дворян, генералов, князей, поэтов и писателей, которым была в свое время оказана честь быть похороненными на этом кладбище.
Мало того, что за захоронениями не ухаживают – их еще и намеренно разрушают, и все ради того, чтобы освободить драгоценное место. По словам Евгения Румянцева, каждый год с кладбища исчезает все больше памятников, из числа тех, что были установлены известным некогда в Бессарабии и за ее пределами личностям. «Каждый раз не нахожу части могил, которые видел еще недавно», - говорит Румянцев. Так что хотя кладбище и выглядит бесхозно, но у него есть хозяева, «и очень внимательные», горько смеется краевед.
«Здесь орудует «кладбищенская» мафия», - считает другой кишиневский историк, краевед Владимир Тарнакин. Кстати, как оказалось, места на Армянском кладбище не выделяются на вечное пользование, а сдаются в аренду. Назначена и плата за право покоиться здесь - 10 леев в год – цена хоть и символическая, но родственники многих исторических личностей, похороненных на Армянском кладбище, заплатить ее не могут, потому что их просто нет, этих родственников. А не заплатишь вовремя – могилу разроют, кости и гроб выкинут. По рассказам очевидцев, именно так это и происходит.
«О том, что на Армянском кладбище идет постоянный круговорот захоронений, я узнал случайно от гробокопателей, которые помогали мне заливать обрамляющий фундамент вокруг участка, - рассказывает Алексей, посетитель интернет-форума «Мой город Кишиневъ». - Каждый год, производя новые захоронения на месте бывших могил, они находили золото, ордена, медали и многое другое... зубы, например. Многие вещи имели еще и историческую ценность».
«После сегодняшнего посещения Армянского кладбища у меня создалось впечатление, что старые могилы преднамеренно уничтожаются! - возмущается посетитель того же форума под именем «ris». - Кое-где расчищены целые площадки, увидеть старые памятники уже редкость. Зато появилась куча склепов для «новых» - сплошной черный мрамор и все они, как близнецы, нет индивидуальности. Что весьма и весьма прискорбно».
«…И в голову им, видимо, не приходит, что и с их могилами в своё время поступить могут так же. Пример показан», - заключает другой посетитель.
Государство – не помощник
«На этом кладбище хоронят людей, у которых есть особые заслуги перед родиной. Туда же не каждый человек может попасть», - ответил на наш вопрос генеральный директор Комбината ритуальных услуг, который заведует столичными кладбищами, Вадим Кожушняну.
Тем не менее, «пропуск» на Центральное кладбище можно получить и в отсутствие заслуг перед родиной. На заборе кладбища можно увидеть объявления об аренде на нем мест. Мы спросили, практикуется ли на Армянском кладбище аренда. «3500 леев», - был ответ Вадима Кожушняну. «Но это не аренда, а, по сути, броня, так как взимается единожды», - оговорился гендиректор.
Владимир Тарнакин считает, что, так как родственников у многих покойных нет уже лет сто, захоронения должны быть под охраной государства. Но и тут г-н Кожушняну огорошил: «В задачу администрации кладбища не входит слежение за состоянием захоронений, а только за прилегающей территорией, - заявил гендиректор. - Есть пара памятников, которые находятся на нашем обслуживании. Остальные – нет. Старые могилы хранятся в том состоянии, в каком были. Когда государство даст деньги, тогда будем что-то делать. А так – что у нас на балансе, то мы и выполняем», - заключил он.
Как нам стало известно, единственное, что государство в лице Минкультуры считает ценным на этом кладбище – это Церковь Всех Святых, построенную в середине XIX века. Ее оно вроде бы охраняет. Остальное, согласно бумагам, не является памятником архитектуры или культуры.
«Этому кладбищу нужно придать статус музея под открытым небом или что-то вроде того», - предлагает краевед Евгений Румянцев. Но даже, если его предложение услышат и начнут внедрять в ближайшее время, вряд ли это поможет. Сейчас в реестр памятников, охраняемых государством, входит более пяти тысяч объектов, и уследить за всеми не реально.
«Более плачевной ситуации в области охраны памятников, чем в Молдове, нет нигде: ни в СНГ, ни в Европе», - говорит глава Управления культурного наследия Серджиус Чокану. По его словам, причиной того, что даже официально взятые под государственную охрану памятники не получается содержать должным образом – в том, что у государства нет ни соответствующей законодательной базы, ни специализированных учреждений, ни кадров.
«Сейчас в парламенте находится проект закона об охране археологического наследия. На очереди ряд других, призванных создать в нашей стране законодательную систему по охране культурного наследия по примеру других европейских государств», - рассказывает Серджиус Чокану. По его мнению, складывать все финансовое бремя по охране, консервации и реставрации памятников наследия только на плечи Минкульта – неудачная идея.
Резкий контраст со всем описанным представляет другая часть Армянского кладбища. Она хорошо отделана, ухожена, охраняема. Речь о всем известном мемориале «Вечность». Евгений Румянцев с сожалением отмечает, что политической воли правителей хватило только на это.
Кстати говоря, не все старинные кладбища столицы находятся в таком же плачевном состоянии, как Центральное. По словам историка, достойный пример являет собой Еврейское кладбище, которое прекрасно обустроено и постоянно ухожено. «А у могилы моих родственников, похороненных на Армянском, трижды воровали скамейку. Никакое не произведение искусства, а сперли!», - смеется Евгений Румянцев.
©

автор Malachius Aeneus





-прогулка-

Еврейское кладбище





Еврейское кладбище в Кишиневе существует с незапамятных времен. Ученые говорят о его двухсотлетней истории, но, по всей вероятности, там есть и более ранние захоронения.
В 1958 г. старое еврейское кладбище Кишинёва было разделено на две части, одну из которых власти отвели под рыночную площадь. Окончательно еврейское кладбище было закрыто в 1960-х гг., надгробные плиты повреждены или уничтожены.
-галерея-

Еврейское кладбище в Кишиневе существует около 200 лет, но, по всей вероятности, там есть и более ранние захоронения. В 1958 году старое еврейское кладбище Кишинёва было разделено на две части, одну из которых власти отвели под рыночную площадь. По одной из версий, кладбище было закрыто в 60-х г.г., однако, на нем достаточно много более поздних захоронений.
Первое, что бросается в глаза, это то, что хоть и соблюдается ориентирование захоронений восток-запад, однако, памятники стоят как на восточном, так и на западном краю могилы, выбор, судя по всему, зависит от положения относительно дорожки.
Еще одна особенность: на могилах в отличии от «обычных» погостов (православного образца) не встретишь пищи и подобных приношений: иногда попадаются цветы или свечи, но не столь часто. Здесь на могилу приносят камни.
Для справки:
Раби Калонимус, “Бааль а-нес”, похороненный на еврейском кладбище у подножия Масличной горы рядом с могилой пророка Захарии, чудом спас евреев Иерусалима от последствий кровавого навета («Кровавый навет» - серия обвинений евреев в убийствах христианских младенцев для употребления их крови в ритуальных целях – прим. Кысь). Арабы убили одного из своих детей и подбросили труп во двор синагоги. Дело было в шаббат, но раби Калонимус сознательно пошел на его нарушение. Он написал одно из Святых Имен Б-га на клочке пергамента и положил его на лоб убитого ребенка. Вокруг собралась грозная толпа арабов, готовых учинить погром. И тут произошло чудо. Мальчик встал и молча указал на своего настоящего убийцу. Евреи были спасены. Но раби Калонимус сам вынес себе приговор за нарушение шаббата. Он велел, чтобы после его смерти каждый, кто пройдет мимо его могилы, бросил в нее камень. Благодарные евреи по-своему выполнили указание мудреца и своего спасителя. Приходя на кладбище, они бережно клали камень в горку других камней, скопившихся на его могильной плите. Так возник обычай класть камни на еврейскую могилу, принятый всей диаспорой. (с) Нахум Пурер «Песах»
Еще следует отметить пару интересных фактов: большинство погребенных на данном кладбище старше 60 лет, многим более 80-и. Захоронений молодежи и детей очень мало.
Так же имеется некоторая особенность, касающаяся надписей на надгробиях (пишут, кстати, не смотря на то, что погост расположен на территории р. Молдова, на русском (надписи на иврите не учитываю)): очень распространены надписи «от [бабушки, дедушки, мамы, папы, тёти, ets…]», так же часто на надгробиях присутствуют перечни родственников, не погребенных на данном погосте (в основном погибших при погромах, в годы ВОВ).
Часть погоста достаточно ухожена (в основном, те могилы, которые расположены рядом с аллеями-тропинками), однако в глубине кладбища надгробия пребывают в состоянии весьма плачевном (в том числе и те, на которых имеются таблички «Не трогать, посещаются родственниками» - тоже «местный колорит»).
В дневное время кладбище достаточно спокойное, даже, можно сказать, слишком тихое. «Интересное» начинается вместе с сумерками. Было отмечено появление дымки-тумана (без ощущения влажности и подобного, но и без запахов, характерных для дыма), за территорией кладбища туман отсутствовал. Неоднократно были видны довольно четкие силуэты, фигуры (освещенность – начало сумерек/пасмурно). Так же (впрочем эта особенность была отмечена еще в дневное посещение) на этом погосте достаточно трудно выйти в какое-либо определенное место, т.е., например, вернуться на могилу, мимо которой ты проходил 5 – 10 минут назад (если, конечно, это не центральная дорожка). Место «заводит» (особенно с появлением тумана) в старую часть (где из за переплетения вьющихся растений, кустарника и нагромождения надгробий передвижение сильно затруднено, а так же осложнена ориентация в пространстве).

Старобуюканское кладбище
Кладбище Старых Буюкан было основано предположительно в XVIII-XIX вв., точная дата не известна. На кладбище сохранились очень старые надгробия, однако преобладают захоронения, сделанные после 70х годов XX века. Есть и очень недавние могилы.
В настоящее время кладбище располагается на ул. Бисеричий, рядом с церковью Св. Архангелов Михаила и Гавриила и Св. Мученника Валерия, в нескольких кварталах к юго-западу от служебного въезда в ВЦ «Moldexpo».
Кладбище очень небольшое, площадь его составляет примерно 1,5 га - это примерно два квартала кладбища «Св. Лазарь» (одного из самых больших в Европе). Территория огорожена ветхим металлическим забором.

Мумии под Кишиневом
Самыми экзотическими экспонатами музея И.К. Суручана были три древнеегипетские мумии.
После статьи о кишиневских катакомбах, опубликованной в «АиФ Молдова» от 1.02. 2010 в редакцию позвонил Николай Антонович КЕТРАРУ - главный научный сотрудник Национального Музея Истории Молдовы и рассказал почти мистическую историю...
- «Я начал заниматься археологией в 1956 году. Тогда о Суручане почти никто ничего не знал и я стал собирать информацию. Мне стало известно и о мумиях, которые он самолично привез из Египта и которые были самой большой диковиной для кишиневцев конца 19 века, но я почти ничего не знал о катакомбах под городом. И тут меня осенило! После смерти И. К. Суручана его жена перевезла всю коллекцию в специально построенный для этого дом в Вадул-луй-Водэ. Завещания не было, дети были еще несовершеннолетними, поэтому продавать экспонаты по отдельности запрещалось законом, а целиком от музея, как известно, отказались. И только с 1900 года началась активная распродажа и безвозмездное дарение, продолжавшиеся около 17 лет. Во время революции поместье дважды грабилось, при этом погиб и один из сыновей Суручана, а оставшиеся предметы коллекции бесследно исчезли».
-И мумии тоже?
- «Почти все из распроданных предметов я нашел, что в Одессе, что в Эрмитаже, что в Берлине. Но 3 древнеегипетские мумии в стеклянном саркофаге пропали. Саркофаг был огромным и вывезти его куда-либо незаметно было почти невозможным, и сведений в архивах о его продаже тоже нет. В 1992 году я случайно познакомился с дальним родственником Ольги Суручан. Он показал мне дом в центре Кишинева, в который она переехала после смерти мужа. Вполне вероятно, что некоторые самые ценные предметы коллекции она хранила именно там. По его воспоминаниям в 1946-47 гг. на месте этого дома (или напротив) был детский сад. Маленькая девочка забралась в подвал и испугалась до смерти. Что она там увидела одному Богу известно, только сразу после этого случая проход замуровали. На этом история обрывается, потому что родственник вскоре умер, а больше никто ничего рассказать не мог. В то время мало кого это интересовало, а сведения о подземном городе были засекречены до 90-х гг».
Возможно, ребенок испугался тех самых мумий, которых Ольга Суручан спрятала под своим домом?! Об этом читайте в следующих номерах «АиФ - Молдова»…
По следам кишиневских мумий. Часть II
Поиск утерянных молдавских сокровищ из древнего Египта пошел «разветвленным ходом».
Недавно мы писали о жене первого молдавского археолога, которая, возможно, спрятала саркофаг с тремя мумиями в подземелье своего дома в центре Кишинева. Но добраться до этих подземелий оказалось не так просто...
К поискам пришлось подключиться не только диггерскому кишиневскому клубу, но и ребятам-спелеологам из «АБИСа». Есть ли под Кишиневом сеть разветвленных ходов, соединяющаяся под центром города и включающая в себя бункеры под особо важными государственными зданиями, можно только догадываться. По словам директора диггерского клуба Андрея Ромашко такое возможно. Вернее, «бункеры то есть, и подвалы под всеми частными зданиями, построенными в городе в 19- начале 20 века есть, но вот связано ли все это в подземную сеть, по коридорам которой можно попасть в любую часть подземного города – это вопрос, требующий досконального практического изучения». И с сложностями этого процесса журналистам, диггерам и спелеологам, подключившимся к поискам мумий, пришлось столкнуться лицом к...стене!
Железная дверь и железное «нет».
Спуститься непосредственно под дом, где жила Ольга Суручан (в советское время там был детский садик), в подвале которого девочка увидела что-то, испугалась и после чего проход замуровали – невозможно. По некоторым причинам. Поэтому пришлось идти в обход. По словам диггеров: «Один из возможных коротких путей к этому месту – Исторический музей. Вернее, по нашей карте, от музея к центру города вполне может пролегать подземный коридор». Учитывая, что здание музея построено еще в позапрошлом веке и это бывшая мужская гимназия, то почему бы и нет? Почему бы и не связываться музею с другими важными зданиями 19 века подземным коридором? Но это теория. Единственный пока что найденный факт заключается в том, что в подвале музея есть железная дверь, о которой говорил наш археолог Николай Кетрару и о которой знает сам директор музея. Ведет ли эта дверь просто в подземный бункер (бомбоубежище), или куда-то дальше - так и осталось загадкой, потому что на просьбу посодействовать редакции в вопросе, важном для науки и для самого музея директор отказался. Железную дверь он нам открыть не захотел. Только вот почему, если там всего-навсего подвал, или бомбоубежище?! А может, закрома музея?! В любом случае, отказ был обоснован тем, что мумии - это всего лишь легенда и выдумки. Но даже если и так, поступок директора вызывает еще больше вопросов...
Винный подвал
Оставив идею с Историческим музеем, пришлось искать возможные спуски под землю в других местах. Одно из них оказалось намного дальше предполагаемого «захоронения» мумий, но зато более доступным. Под одним из зданий недалеко от центрально рынка тоже обнаружилась железная дверь, только не изнутри, а с поверхности земли. Решение, что там может быть подземный коридор сразу поставилось под сомнение спелеологами. Но попытка не пытка, тем более в науке. Разрешение туда спуститься мы получили без проблем. А спустившись обнаружили обыкновенный винный подвал, такой, какие строились раньше под большими купеческими усадьбами. По словам директора здания правая стена подвала еще лет 15 назад продолжалась длинным коридором, проход в который потом замуровали, и создав тем самым обыкновенное замкнутое, как бы двухкомнатное помещение. Но наметанный глаз спелеологов, и в частности директора спелеологического клуба «АБИС» Игоря Телешмана опроверг это сведение вот чем: «Такая полукруглая кладка потолка очень характерна для обыкновенных винных подвалов, которые раньше у нас строили под каждым домом. Мы осмотрели стены на стыке с потолком и убедились, что они литые, то есть потолок дальше стенной кладки не продолжается, а значит и коридоров вправо или влево быть не может». В данном случае легенда и слова экспертов пошли вразрез, но факты были на стороне последних.
Найти вход под землю в Кишиневе, как оказалось, не сложно. Подвалы, действительно, есть под каждым частным домом в центре. Но проверять каждый подвал на наличие коридора дальше – не реально! Зато благодаря заинтересовавшимся этими поисками личностям, оказалось вполне реально приоткрыть еще несколько «железных дверок» в зданиях с большей исторической ценностью, нежели простые жилые поместья 19 века. Поэтому продолжение следует...
©

@темы: молдавские кладбища, катакомбы, еврейские кладбища, древние захоронения, мумии