Ueber ewiger Ruhe

Записи с темой: изобразительное искусство (список заголовков)
23:53 

Очаровательный картинко-спам.

[Тихий Демон]
Я Н(е/и)кто из Ниоткуда
Сад Бабы-Яги.
Автор: некая Naomi


@темы: Изобразительное искусство

16:20 

Andreas Paul Weber (1893-1980)

The Highgate Vampire
La douleur passe, la beauté reste (с) Pierre-Auguste Renoir
Пишет daria.hopeless:

Tod in Paestum, 1935


+7


Пауль Андреас Вебер (нем. Andreas Paul Weber; 1 ноября 1893, Арнштадт — 9 ноября 1980, Шретстакен) — немецкий художник и литограф, известный карикатурист. Один из наиболее талантливых рисовальщиков и граверов своего поколения. Занимался политической карикатурой. За свою карьеру создал более 200 картин, более 1500 иллюстраций и около 3000 литографий.
После войны Вебер продолжает работать в своей излюбленной резковатой манере, создавая картины и рисунки, главным действующим лицом в которых по-прежнему выступает страх, смерть, безумие и разрушение.

@темы: Изобразительное искусство

14:54 

Сюжет о трех бродячих покойниках и трех кандидатах в мертвецы...

The Highgate Vampire
La douleur passe, la beauté reste (с) Pierre-Auguste Renoir


«Трое мёртвых и трое живых» — сюжет в средневековой литературе и изобразительном искусстве.
Одна из первых разработок сюжета находится в поэме французского менестреля XIII в. Бодуэна де Конде. Трое богатых и гордых юношей — принц, герцог и граф — встречают трёх оживших мертвецов. Первый труп предупреждает господ, что они станут такими же уродливыми, как он, второй жалуется на ад, а третий говорит о неизбежности смерти и необходимости быть к ней готовым.
На этот же сюжет написаны французская повесть Николя де Марживаля (конец XIII в.), английская поэма «Три мёртвых короля», приписываемая Джону Одили (нач. XV в.) и др.

Наиболее старые изображения таинственной встречи, относившиеся ко времени де Конде и де Марживаля, находились в церкви св. Сеголены в Меце, но были утрачены в ходе реставрации. В иллюстрациях первой половины XIV в. богачи предстают пешеходами, но впоследствии превращаются в наездников. Праздность гордецов подчёркивается изображениями ястребов и собак — спутников дворян на охоте. Мертвецы изображались в виде оживших скелетов, при этом первый кадавр и его саван обычно рисовались хорошо сохранившимися, второй — хуже, а третий — почти совсем истлевшим. Иногда покойники вооружались косами, луками и стрелами. Тот и этот свет часто разделялись крестом.
Росписи, посвящённые потустороннему вразумлению, встречаются в Бельгии, Италии, Дании, Германии, Нидерландах, Швейцарии, но больше всего их во Франции (департаменты Эр и Луар, Сена и Марна, Йонна, Вьенна, Сарта, Ло, Луар и Шер и др.).


Райнер Мария Рильке.
"Легенда о трех живых и трех мертвых"

Охотились с соколом трое господ
и встретились с старцем седым.
Он велел им идти за ним.
Вдруг кони остановили свой ход
перед саркофагом тройным.

Он трижды вонью пахнул подряд
им в рот, им в глаза, им в нос.
И знали они: перед ними лежат
три мертвых тела, смакуя распад —
мерзости апофеоз.

Но остался чистым охотничий слух:
подбородный ремень был туг.
«Они не пройдут никогда
сквозь ухо иглы», — прошамкал вдруг
старик, их приведший сюда.

Еще осязание было у них
горячим и сильным, но вот
морозом их обдало всех троих,
и в лед превратился пот.
1908 г.


@темы: Пляска смерти, Изобразительное искусство, Ваши пальцы пахнут ладаном (поэзия, отрывки из романов, рассказы)

22:35 

Английское кладбище и Остров мертвых - легенда Флореции

The Highgate Vampire
La douleur passe, la beauté reste (с) Pierre-Auguste Renoir

Источник:
Английское протестантское кладбище во Флоренции (Cimitero degli Inglesi Firenze) находится на вершине холма, за пределами городской стены, рядом с Porta Pinti, именем которого оно раньше и называлось.
Первоначально проект был поручен Чарльзу Раисхаммеру, тогда еще студенту архитектуры, который гармонизировал полигональные ограждения вокруг небольшого холма с положением нерегулярных захоронений, чередующиеся с деревьями и предложил снос городских стен и создание площади Донателло с садом и деревьями в сквере. В центре холма в 1858 году была помещена колонна Фридриха Вильгельма IV Прусского. В 1865 году, когда Флоренция стала столицей Италии, Джузеппе Поджи придал кладбищу овальную форму, что, благодаря окружающим его улицам, сделало из кладбища остров.
«Английское» кладбище во Флоренции – меланхоличный, но вместе с тем и изысканный мемориал, воистину в лапидарной форме рассказывающий о яркой жизни иностранных колоний на берегах Арно. Оно давно превратилось в уникальный символ, вдохновляющий художников, литераторов, кинематографистов, фотографов.
Здесь находится примерно 1400 могил многих писателей, поэтов и художников из 16 различных стран, в основном британских, которые жили в 19 веке. Кладбище было закрыто в 1877 году. Коммуна города время от времени в порядке исключения разрешает захоронения для швейцарской церкви (являющейся владелицей кладбища), но только урны с прахом.
Швейцарский художник Арнольд Беклин на кладбище похоронил дочь Марию, которая умерла в 6-летнем возрасте. Хотя Беклин не оставил воспоминаний о ней, считается, что для достижения своей знаменитой картине "Остров мертвых", он был вдохновлен только английским кладбищем во Флоренции. Картина, которая является шедевром эпохи романтизма, была создана в 1880-1886 года в пяти версиях. <.....>
"Вместе с тем и история русской диаспоры во Флоренции, начало формирования которой относится к 1820-м гг., тесно связана с этим мемориалом.
До Второго Ватиканского Собора православные христиане официально считались схизматиками, и поэтому выходцев из России православного вероисповедании было запрещено хоронить на городских итальянских кладбищах. Особые строгие правила касались некатолических погребений в Папском государстве, до самых последних лет его существования (т.е. до 1870 г.)
В противоположность теократическому Папскому государству соседнее Великое герцогство Тосканское отличалось относительной веротерпимостью. Истоки такого положения находились в просвещенно-прагматическом подходе тосканских правителей из рода Медичи, одним из самых ярких примеров которого были их инициативы для подъема главного порта государства, Ливорно: в 1592 и в 1593 гг. Фердинанд I Медичи издал два указа, получившие общее название «Ливорнийское законодательство» (Legge Livorniana). Герцогство нуждалось в развитии морской торговли и экономике малонаселенного лигурийского побережья, и, в соответствии с новым законодательством, ливорнийцам-коммерсантам, принадлежавшим к некатолическим религиям, гарантировалась свобода культа, в том числе погребений. Большое значение для русской колонии в Центральной Италии имело православное греческое кладбище в Ливорно, и поныне остающееся единственным православным кладбищем на итальянской территории. Оно было учреждено в 1778 г., и пользовалось покровительством российских властей (на гравюре конца XVIII в., изображающей ливорнийское кладбище, стоит: «Sotto l'alta protezione di S.M. Paolo l'Imperatore di tutte le Russia» [Под высочашим покровительством Е.И.В. Павла, Императора Всеросийского].
С учреждением в 1829 г. флорентийского некатолического кладбища оно стало использоваться и российской колонией, вместо ливорнийского (конечно, русских флорентийцы, перешедших в католичество, и прежде погребали во Флоренции. Случалось и так, что «Английское» кладбище служило и как временный приют для праха россиян, в ожидании отправки на родину, – особенно в тех случаях, когда их семейства обладали родовыми усыпальницами (назовем имя М. Засецкого).
В общей сложности за время действования «Английского» кладбища, т.е. в 1829-1877 гг. тут было погребено 54 выходца из России. Преимущественно это были представители дворянства и купечества, пытавшиеся в целительном климате Центральной Италии поправиться от легочных заболеваний: Флоренция (и Пиза) в первой половине XIX в. считалась хорошим курортом. Иногда тут погребали и их слуг, как например, Кашинцева и негритянку Калиму, крещенную в православии с именем Надежда.
В 1877 г. кладбище из-за его переполненности закрыли, однако спустя более чем полувека после этого тут вновь было произведено захоронение – блестящего хореографа Евгения Полякова, на могиле которого в последстии установили красивый мраморный монумент."
Кладбище протестантское открыто зимой с 14 до 17 часов, летом с 15 до 18 часов, в понедельник с 9 до 12, закрыто по субботам и воскресеньям.

Напомню, что на "Остров мертвых" претендуют:
- Сан-Микеле, Венеция

- Остров св. Георгия, Пераст, Черногория

- Греция


Есть там очень впечатляющая статуя:



Пишет Bellena:

Il cimitero degli inglesi di Firenze
Вот уж накаркали они про остров мертвых - в результате реорганизации Флоренции из кладбища получился остров посередине наводненной машинами пьяццале Донателлло.

До 1827 года лиц некатолического и неиудейского вероисповеданий, скончавшихся во Флорении, хоронили исключительно в Ливорно. В 1827 году швейцарская Евангелическо-реформатская церковь приобрела земельный участок за средневековыми стенами Флоренции у Порта Пинти с целью основания кладбища для протестантов и православных. Собственно, названия, под которыми это место известно более всего (Английское, или Протестантское кладбище) не совсем верно, поскольку помимо собственно протестантов здесь похоронены и православные, и последователи многих реформатских церквей.
читать дальше

@темы: итальянские кладбища, Изобразительное искусство

14:36 

Русалки

The Highgate Vampire
La douleur passe, la beauté reste (с) Pierre-Auguste Renoir


И. Н. Крамской. Русалки. 1871


Иван Николаевич Крамской традиционно считается главой русской реалистической живописи, вождем передвижников. Но удивительное дело – среди сотни реалистических работ, созданных Крамским, самыми известными и притягательными остались полотна мистические и таинственные.

"Все стараюсь в настоящее время поймать луну... Трудная штука луна...
Я рад, что с таким сюжетом окончательно не сломил себе шеи и если не поймал луны, то все же нечто фантастическое вышло..."


Правда о мистике Крамской не помышлял. Своих «Русалок» он задумал как полотно «по народным мотивам», взятым из «Майской ночи» Гоголя. Вот только получилось странновато – тяжелый лунный свет, колдовское озеро, призрачные русалки, вышедшие на ночной берег…
Владимир Порудоминский так писал об этой картине в своей книге о Крамском:

"...не сон, а вместе сон и явь должны возникнуть на холсте; долой старый дом на горе — вместо него гоголевские же (и Крамского — он родился, вырос в такой) крытые соломой хатки; не месяц — только свет его и этот увиденный Гоголем серебряный туман, странное упоительное сияние, излучаемое стенами хат и стволами деревьев, гущей тростника, цветом яблонь, печальными, певучими фигурами девушек-русалок, которые не просто должны быть изображены, но как бы звучать должны в картине задумчивой печальной мелодией..."

Устроители первой выставки Товарищества передвижников (1871) повесили эту картину рядом с трогательным пейзажем Саврасова «Грачи прилетели». И случилось невиданное – не понравились ночным русалкам дневные птицы – в первую же ночь пейзаж упал со стены.
Третьяков купил оба полотна. «Грачами» украсил свой кабинет, а «Русалкам» никак не мог найти места – перевешивал из комнаты в комнату. Он и раньше сталкивался с капризными творениями. Если какому-то полотну не нравился «сосед», картины начинали «воевать» – то краска полопается, то рама треснет, а то и вовсе одна из картин на пол рухнет. Но «Русалки» повели себя хуже всех – из залы, где их пристроил Третьяков, по ночам раздавалось тихое заунывное пение. Там отказались работать уборщицы, а дети Третьякова боялись даже мимо ходить. Третьяков и сам начал замечать, что, как только дольше побудет возле «Русалок», чувствует страшную усталость. Потом и посетители стали поговаривать, что рассматривать сцену из «Майской ночи» тяжело. А после по Москве пошел слух, что какая-то барышня, насмотревшись на картину Крамского, утопилась в Яузе. Хорошо, что старушка нянька, жившая в семье Третьяковых, присоветовала: «Повесьте в самый дальний угол, чтобы на нее свет не падал. Трудно русалкам при солнечном свете, оттого они даже ночью не могут успокоиться. А как попадут в тень, разом перестанут колобродить!» Так и сделали. С тех пор, если речные девы на полотне и поют свои русалочьи песни, посетителям это не мешает.

***
-Немного о русалках-

@темы: поверья и приметы, Прогулки с Бароном (Мифологические образы Смерти), Изобразительное искусство, Haunted

11:32 

В стране троллей. Кто есть кто в норвежском фольклоре (отрывки)

The Highgate Vampire
La douleur passe, la beauté reste (с) Pierre-Auguste Renoir


Драуг


Т. Киттельсен. Драуг. 1887 – 1892


Во все времена кормило норвежцев море, ведь рыба — главное богатство жителей побережья. В любую погоду выходили на промысел рыбаки, забрасывали сети, добывали себе пропитание.
Погода в северных морях изменчива. Внезапно налетает шквальный ветер, вздымает огромные валы, и разражается такой шторм — ничего вокруг не видно. Швыряет рыбачье судёнышко из стороны в сторону — тут остаётся надеяться только на свои силы и умение да на Господа уповать.
Многие погибали в морской пучине. На берегах Трёнделага и Северной Норвегии не было, пожалуй, ни одной семьи, в которой не потеряли бы отца, мужа или брата, не в добрый час ушедшего на промысел.
Тела погибших невозможно было найти и захоронить, а значит, и души их не попадали ни в ад, ни в рай и были обречены на беспокойные скитания до самого Страшного суда. Норвежцы верили, что погибшие в море, чьи тела не были похоронены в христианской земле, становились драугами — отвратительными и несчастными существами, которые носятся по морским волнам в полусгнивших лодках и леденящим душу криком предвещают новую бурю.
За три последних столетия накопилось много свидетельств о встречах с драугом. Очевидцы так описывают его внешность: спереди драуг выглядит как обычный человек, одетый в старинную рыбацкую одежду, но вместо головы у него — комок водорослей. Таким предстаёт он, когда выходит на сушу в поисках места для могилы. Пока не упокоится драуг на кладбище, не будет ему мира.

В разных вариантах известна история о битве драугов с покойниками суши. Рассказывают, как однажды ночью драуг, выйдя из моря, пробрался на церковное кладбище, разрыл одну из свежих могил, выбросил лежавшие там останки и улёгся в гроб сам. Это, разумеется, возмутило остальных кладбищенских мертвецов, которые не стали церемониться с наглым пришельцем. Наутро людям, пришедшим в церковь, открылась поразительная картина. На кладбище царил настоящий хаос. Повсюду были разбросаны доски от сломанных гробов (ими дрались покойники), засохшие водоросли, сломанные вёсла и обломки лодок (оружие драугов, пришедших на помощь своему собрату).

Однажды осенью два брата, Мортен и Андерс, отправились на двух лодках в Вадсё с грузом рыбы. Погода была ясная, дул попутный бриз. Днём позже братья плыли обратно и к вечеру достигли Клубвика. Внезапно поднялся сильнейший восточный ветер, и лодка Мортена перевернулась, а сам он утонул. Андерс же благополучно добрался до бухты, где ему пришлось причалить из-за плохой погоды. Он вытащил лодку на берег и пешком пошёл в селение. Тут он увидел, как из воды вышел мужчина и направился к нему. Андерс остановился подождать, потому что узнал в этом мужчине своего брата. Подойдя, Мортен схватил его и потащил к морю со словами: «Ты не захотел помочь мне, и теперь пойдёшь со мной на дно морское!» Тогда Андерс закричал: «На помощь, все, кто покоится в могилах!», а Мортен крикнул: «На помощь, все, кто живёт в море!» Раздался страшный вой и крик. Мертвецы стали драться на стороне Андерса, а драуги — на стороне Мортена. Драугам пришлось отступить, только потому Андерсу и удалось остаться в живых. На следующий день Андерс снова пришёл на то место за лодкой и увидел валяющиеся повсюду доски от гробов и водоросли. Их было так много, что они мешали пройти. Андерс поставил камень в память о том, как мертвецы боролись на стороне живых людей. А мыс, у которого перевернулась лодка Мортена, получил название Мортенснес.

читать дальше

-Черная смерть-

-Мертвецы и привидения-


Аннотация: Энциклопедия представляет собой серию "портретов" ключевых персонажей норвежского фольклора, - героев быличек, преданий, поверий и сказок. В книгу вошли иллюстрации и тексты известного норвежского художника Т.Киттельсена, а также статья о нем.
Читатель не только познакомится с миром норвежской народной культуры, но и узнает о базовых понятиях, необходимых для толкования "фольклорной реальности". Особое внимание уделяется параллелям со сказками, мифами, преданиями других народов, а также отражению образов и сюжетов норвежского фольклора в мировой литературе.

@темы: Haunted, Библиотека Вампира с Хайгейта, Изобразительное искусство, Прогулки с Бароном (Мифологические образы Смерти), норвежские кладбища, обряды и традиции, поверья и приметы

16:56 

Милослав Стингл "Приключения в Океании" (отрывки)

The Highgate Vampire
La douleur passe, la beauté reste (с) Pierre-Auguste Renoir


В "пещере белых дев"
Из цикла "Последний рай"

Пещеры служили островитянам надежным убежищем. Поэтому прежде всего здесь попадаются остатки трапез бывших «квартиросъемщиков» подземных «домов» – рыбьи и птичьи кости, а также обломки рыбацких инструментов – костяные крючки и обсидиановые наконечники острог. Ничего более интересного – например, керамики – в пещерах нет. Меня удивляло, что люди, которые создавали огромные статуи, украшавшие пещеры, и имели свою письменность, не знали гончарного дела, несмотря на то что глины на острове было в избытке. Нет здесь и никаких металлических предметов, потому что о металлах на Рапануи не имели понятия. Подземелья служили не только живым, но и мертвым. Умерших хоронили в фамильных пещерах, заворачивая их в полинезийскую ткань из лыка. Стены погребальных пещер украшались рисунками и рельефами, выбитыми прямо на скале.На островке Моту Нуи, на «священной земле», где хопу искали яйца черных ласточек, сохранились пещеры, в которых временно хоронили людей, «завоевавших» титул Человека-птицы. Потом их переносили в большое аху на склоне Рано Рараку. Раньше рапануйцы вообще хоронили своих покойников в глубоких пещерах. Но затем пришли миссионеры и потребовали, чтобы жители острова Пасхи, как истинные христиане, захоронения производили на кладбище около единственной на острове деревеньки Ханга Роа. Однако местные жители, особенно старики, всячески старались сохранить свою древнюю веру и обычаи, свою собственную религию. Поэтому те, кто считал, что час разлуки с этим миром уже настает, тайно уходили в пещеры. И здесь в буквальном смысле слова хоронили себя, покорно ожидая прихода смерти. Последнего старика, умершего подобным образом, звали Те Аве.

Здесь явно жило несколько поколений островитян. Я ковырнул утрамбованный пол и через пару минут с победным видом показал своему проводнику первую мою «археологическую» находку – обсидиановый наконечник копья. Следующим открытием была человеческая кость!
Не все мертвые покоились в мире в рапануйских пещерах. Череп короля – могущественного Нга Ара, история которого меня так интересовала, – украли его родственники из племени миру, которые были твердо убеждены, что мертвая голова короля обеспечит им высокий прирост поголовья домашней птицы.
Кости покойников здесь, в Ханга Киви Киви, служили и весьма прозаическим целям. Из ребер изготовляли рыболовные крючки и другие полезные предметы.

-История Белых дев-

Те вахине Таити
Во время пребывания в Матаиеа Гоген создал немало пейзажей и глиптотек, среди них: «Таитянки на пляже», «Грезы», «Там, вдали марае», а также картину, которую художник ценил выше всех своих произведений, написанных в Матаиеа, – «Манао тупапау» («Дух мертвых бодрствует»), находящуюся сейчас в частном собрании в Нью-Йорке.

Однажды Гоген уехал в Папеэте и задержался в дороге. Вернулся он в час ночи. В хижине было темно и тихо. Испугавшись, что Техура бросила его, он быстро чиркнул спичкой и увидел, что девушка, голая, неподвижно распласталась на кровати и глаза ее расширены от страха. Так как Техуре нечем было зажечь ночник, она не могла защититься от "тупапау". Ужас во взгляде девушки, ее потерянность и оцепенение потрясли Гогена, который едва осмеливался шевельнуться. В трепещущем пламени спички девушка не сводила с него неподвижного взгляда. Преображенная первобытным страхом, она была хороша, как никогда, но при этом, как никогда, далекая, чужая. Казалось, перед Гогеном разверзлись ночные бездны маорийской души. Полумрак наполнился зловещими тенями, миражами, живущими в подсознании племен. "В конце концов она очнулась, я делал все, чтобы успокоить ее, ободрить... И ночь была нежна - нежная, страстная ночь, ночь в тропиках".
Эта странная минута породила одно из лучших творений Гогена таитянского периода - "Манао тупапау" ("Дух умерших бодрствует"), где он изобразил Техуру такой, как увидел ее тогда, - нагую, распростертую на желтом тканевом одеяле. В глубине, на фиолетовом фоне, где поблескивают зеленоватые искры, маячит пугающий силуэт видения. В этой картине, объяснял Гоген, он хотел показать "связь живой души с душами мертвых".
Мрачный фон картины создает соответствующую атмосферу. Гоген писал: "Мне нужен был фон, наводящий ужас - фиолетовый подходил для этого как нельзя лучше".

Причиной тревоги Техуры был вовсе не тупапау (дух, охраняющий мертвых), В реальности все было гораздо прозаичней - Техуру мучили подозрения, что Гоген решил навестить проституток.
Художника похоронили на маленьком атуонском кладбище.


«Тропою любящих сердец»


-История-

О могиле на вершине Ваэи я слышал и раньше. Но теперь, когда «Тропа любящих сердец» привела меня к Ваилиме, когда я осмотрел дом Туситалы, мне, естественно, захотелось увидеть и его могилу. Это оказалось довольно трудной задачей. Направление мне показали, добавив при этом:
– Иди туда, все выше и выше, на самую вершину горы. Туда ведет лесная тропа...
Лес здесь очень густой. Всюду – переплетение лиан, колючие кустарники и высокие деревья. Тропка, которую сразу же после смерти Туситалы в течение двух дней проложили островитяне, собравшиеся со всех уголков острова, зарастает, как все вообще зарастает в тропических лесах. Кроме того, мне пришлось преодолеть несколько водных преград – ведь здесь протекало пять рек. И все же я добрался до вершины горы. Окружающий мир был скрыт густыми зарослями, но в «окнах» между ними виднелись море и черта прибоя, разбивающегося о коралловый риф, огибающий Уполу с севера. Море сверкает и на западе. Лишь на юге уходит вдаль похожий на мятую бумагу волнистый ландшафт внутренних районов острова. Вершина горы и ближайшие ее окрестности – табу, наложенное местными вождями. Здесь нельзя ничего строить, нельзя рубить деревья, нельзя даже выстрелами мешать пению птиц, которое уже десятки лет раздается над могилой писателя. Посреди первобытного леса раскинулась небольшая поляна, на которой стоит цементное надгробие. На боковой его стороне укреплена бронзовая табличка с надписью: Роберт Льюис Стивенсон. 1850-1894. А под ней восемь строк его знаменитого «Реквиема»:

Под широким и звездным небом
Выройте могилу и положите меня.
Радостно я жил и радостно умер,
И охотно лег отдохнуть.
Вот что напишите в память обо мне:
Здесь он лежит, где хотел он лежать;
Домой вернулся моряк, домой вернулся он с моря,
И охотник вернулся с холмов.


На противоположной стороне памятника островитяне написали: Могила Туситалы. Ниже воспроизведена цитата из Ветхого завета:
...Куда ты пойдешь, туда и я пойду, и где ты жить будешь, там и я буду жить; народ твой будет моим народом, и твой Бог моим Богом; и где ты умрешь, там и я умру и погребена буду...
Не часто я бывал так взволнован, как в ту минуту, когда стоял у этого памятника. Да, «Тропа любящих сердец» не кончается в Ваилиме. Островитяне проложили ее до самой вершины горы. Когда Стивенсон умер, его тело несли шестьдесят вождей. И в наши дни могила Туситалы – наиболее часто посещаемое место на острове. Переведенный на местный язык «Реквием» стал одной из самых любимых песен островитян, а его автор был и остается одним из национальных героев островов Самоа.
А что стало с его домом, с Ваилимой? После того как островитяне взяли дело управления страной в собственные руки, этот дом стал резиденцией главы государства. Не менее символично и то, что через несколько лет после смерти английского писателя его дом был сильно разрушен снарядом, посланным с английского корабля.
В наши дни Ваилима мало изменилась. Белый, полный спокойствия дом. Сюда ведет «Тропа любящих сердец», проложенная к писателю, который сам стал частью великой легенды о «последнем рае». Но в отличие от Гогена и, конечно, матросов с «Баунти» он видел намного дальше и намного лучше понял Полинезию. Поэтому его, справедливого человека, полинезийцы подняли на собственных руках на вершину своей горы. Это был белый человек, который не разочаровал их, который никогда не обманывал, хотя и называли они его Туситалой – «слагателем историй»...


Существуют ли платиновые саркофаги?
Из цикла "По незнакомой Микронезии"

@темы: обряды и традиции, кладбища экзотических островов, древние захоронения, атрибуты погребения и похорон, Оссуарии, кости, черепа, скелеты, Одна история любви, Изобразительное искусство, Ваши пальцы пахнут ладаном (поэзия, отрывки из романов, рассказы)

08:31 

Charles Addams

The Highgate Vampire
La douleur passe, la beauté reste (с) Pierre-Auguste Renoir
Кто из вас знает, что за человек не только сыграл свою свадьбу на кладбище домашних животных, но потом был и похоронен там?

Чарльз Аддамс (Charles Samuel Addams) родился 7 января 1912 года в Вестфилде, Нью-Джерси.
С детства обожал исследовать заброшенные дома и кладбища, а также рисовать карикатуры для школьной газеты.
Аддамс частенько посещал Просветерианское кладбище на Маунтайн авеню. Ходили слухи, что Чарльз как-то даже залез в соседский дом на Дадли авеню, где был задержан полицией. На втором этаже гаража позади дома полиция обнаружила сделанный мелом рисунок скелета. Эти художества принадлежали именно Чарльзу. Строение на Дадли авеню и дом на Улице Вязов, где жил Чарльз, видимо, и воодушевили юного художника на создание необычного особняка семейки Аддамс, который так бросается своей своеобразностью в глаза на рисунках карикатуриста.

В 1933 году "Нью-Йоркер" впервые опубликовал одну из его карикатур (автору на тот момент был всего 21 год). Говорят, что на пристрастие Чарльза к черному юмору немало повлияли те скромные 35 долларов, которые он получал за каждую карикатуру от «Нью-Йоркера» в первые годы своей работы, однако он остался верен журналу до конца жизни.
Его более чем своеобразное чувство юмора и несомненный талант рисовальщика позволили ему быстро добиться признания и стать одним из популярнейших американских карикатуристов.

Аддамс создает образ Мортиши

Знаменитая семейка впервые появилась на страницах "Нью-Йоркера" в 1937 году. В юмористической сценке участвовали только Мортиша и Ларч*, однако они были совсем не похожи на привычных для нас персонажей: Мортиша носила другую прическу, а Ларч больше напоминал Бориса Карлофф в фильме "Старый темный дом", чем чудовище Франкенштейна. Постепенно семейка разрасталась, и к Мортише и Ларчу присоединились Гомез, Венсди, Пагсли, Маман и, конечно же, Вещь.
*В одном из выпусков «Нью-Йоркера» появился комикс. На нем был изображен продавец пылесосов, пытающийся втюхать свой товар женщине, живущей в полуразрушенном заброшенном особняке. Позади неё на рисунке на лестнице стоит огромный парень и с безумным видом наблюдает за продавцом. Это был первый комикс о пока еще безымянной даме, которая впоследствии получила имя Morticia (от английского слова «mortician» - владелец похоронного бюро, гробовщик»). Вполне вероятно, что парень на лестнице был предшественником Ларча.

Как это ни удивительно, но семейка Аддамс фигурирует только в 50 комиксах, нарисованных Чарльзом Аддамсом. Тем не менее, читатели полюбили странных персонажей настолько, что на их успех обратили внимание кинематографисты. По инициативе телевизионного продюсера Дэвида Леви Аддамс доработал своих персонажей, окончательно определившись с их именами и до мелочей продумав неповторимый характер каждого из них.
18 сентября 1964 года была показана первая серия ТВ-сериала "Семейка Аддамс" (1964-1966), который сразу же завоевал сумасшедшую популярность и попал в хит-парад "25 лучших ТВ-шоу Америки".
За 60 лет Аддамсом было нарисовано около 7000 рисунков, но, к сожалению, почти ничего из этого наследия нельзя посмотреть в онлайн-галереях. Так что покупайте книжки.)
Аддамс, помимо прочего, увлекался коллекционированием редких старых автомобилей.
По иронии судьбы, он погиб в 1988 году, попав под колеса автомобиля.



В свое время был своеобразным вдохновителем (и первым иллюстратором) книги Рэя Брэдбери "Из праха восставшие".

From the Dust Returned„ — это сборник рассказов, посвященных дружной семейке привидений, духов, египетских мумий и прочих страшилищ, которые приютили в своем заброшенном доме человеческого мальчика Тимоти. В основе книги лежат уже выходившие в свет и знакомые любителям фантастики новеллы „Возвращение“, „Дядюшка Эйнар“, „Странница“ и „Апрельское колдовство“.
А начиналось все так: в 1945 году совсем молодой еще Брэдбери познакомился с художником-иллюстратором Чарли Адамсом, который нарисовал картинку для первого рассказа о семье Эллиотов. Рассказ был напечатан в нью-йоркском журнале „Мадемуазель“. Художник и писатель сразу сдружились, им захотелось продолжить историю про нечистую силу в виде большой иллюстрированной книги.
“Я собирался писать рассказы, а он — делать иллюстрации. Но время проходило, а мы не могли найти издателя, который бы заплатил — немножко денежек ему, немножко мне. Поэтому Чарли пошел своей дорогой и создал Семейку Адамсов, а я пошел своей. Мы в чем-то похожи, за исключением того, что во многом расходимся. Он создал свою чудесную семью, сделал телешоу, мультфильмы. И вот он я, сильно припозднившийся: с чем-то похожей семьей, но не такой веселой», — говорит Брэдбери в интервью.

Гугл отмечал в этом году 100 лет.


Несмотря на любовь к карикатурам и смешным картинкам, детей Аддамс категорически не терпел: своих детей не имел, и даже наотрез отказался усыновить ребенка, из-за чего распался первый из трех его браков. Последние годы жизни Аддамс провел вместе с третьей супругой в поместье, названном вполне в его духе – «Болото». Свой прах он завещал похоронить в этом же поместье на кладбище для домашних животных Charles Addams Estate Grounds, где до этого сыграл свадьбу со своей третьей женой.



Чарльз и Ти на кладбище

Чарльз всегда говорил: «Я хочу, чтобы меня вспоминали с легким сердцем, я веселый человек и очень люблю жизнь. Поэтому я не желаю слез друзей после своей смерти. Будьте любезны, после моих похорон организуйте какую-нибудь великолепную вечеринку!». Таким образом, после захоронения великого карикатуриста, в Публичной Библиотеке Нью-Йорка было организовано party, а также имел место банкет, на котором играли различные джаз-банды. А в «Boston Newspaper» была напечатана карикатура, где нарисованная семейка Аддамс грустит около надгробия «папы Аддамсов», в то время как сам Чарльз выползает с другой стороны своей же могилы.

@темы: кинематограф, Изобразительное искусство, Ваши пальцы пахнут ладаном (поэзия, отрывки из романов, рассказы)

13:28 

Retablos

The Highgate Vampire
La douleur passe, la beauté reste (с) Pierre-Auguste Renoir
Retablos, или ex-votos, — Эксвото или ретабло - это картинки, которые люди обычно заказывают художникам, чтобы отблагодарить святого за чудо, случившееся с ними или их родственниками. В Мексике существует множество художников, которые промышляют рисованием ретабло. По всему миру есть люди, коллекционирующие эти прекрасные произведения.
Большинство из картин выполнялись художником анонимно и редко когда были подписаны. Поскольку предмет является уникальным, выполненным индивидуально для каждого просителя, многие и сейчас заказывают такие работы-прошения. При этом стилистика их выполнения не изменилась и в наши дни.
«Экс-вото» картины включает три основных элемента:
1) Изображение сцены трагедии или кто-то с серьезной болезнью или увечьем,
2) святого или мученика, что вмешался, чтобы «спасти день»
3) надписи описанием трагических событий и благодарность за божественное вмешательство.
Картины в стиле ретабло отличаются большей роскошью.
До 1800-х годов были популянры большие Retablos позолоченные, с росписью и резными экранами, которые украшали церкви. В 19 веке, они стали меньше по размеру, как правило, написанные неквалифицированными художниками, которые были предназначены для украшений кабинетов вне церкви. На картинах изображались Дева Мария, Христос или другие святые, скопированные с образов в церквях. Как и картины экс-вото они редко подписывались художниками. В 1920-х ручной росписью Retablos были заменены изобилие и доступность больших дешевых литографий. Сегодня старые выполненные ручной росписью Retablos собраны частными лицами и музеями, эти картины расцениваются как отдельный вид искусства и могут стоить сотни долларов каждая...


Чтобы жена не отругала его, Висенте Лопес отправился пить на кладбище. Однако мертвецам пришлось не по нраву подобное неуважение. И тогда скелеты поднялись из земли, чтобы утащить его в могилу. Висенте благодарит Святого Михаила Архангела за то, что тот воспрепятствовал этому и вызволил его из смертельной хватки покойников. Висенте удалось убежать, и теперь он обещает больше не пить.


Однажды ночью мы с мужем вышли прогуляться и наткнулись на ужасное происшествие: мы увидели как кучка скелетов, покинувших свои могилы, выпивала и танцевала при свете луны. Мы безмерно благодарны Пресвятой Деве Сапопанской за то, что наша собака при виде костей очень обрадовалась и бросилась к скелетам, чем отвлекла внимание от нас, и мы смогли скрыться незамеченными. Однако, проблема в том, что собака вернулась домой с гигантской костью, которую закопала в саду.

+еще+


Еще больше увидеть здесь и в альбоме

@темы: творчество на тему, поверья и приметы, обряды и традиции, Изобразительное искусство, Day of the Dead

21:19 

Пляски смерти. II Часть

The Highgate Vampire
La douleur passe, la beauté reste (с) Pierre-Auguste Renoir
А. Блок цикл "Пляски смерти"

"Ein Totentanz" by W Draesner, 1922



+1

Death and the children
Together in death
Death by drowning
Death in the desert
Death by burning
Death and the rider
Death and the rake
Death and the countess
Death and the aviator
Death by accident
Death at sea
Death and the warrior

скачать всю книгу

Массовые страхи в Средневековой Европе
Первое описанное в литературе явление массового страха - охватившее население Западной Европы убеждение в скором приходе антихриста и наступлении Страшного суда на исходе первого тысячелетия. Впечатляет рассказ о том, как Папа Сильвестр и император Оттон III встретили новый 1000-й год в Риме в ожидании конца света. В полночь конец света не наступил, и всеобщий ужас сменился бурным ликованием. Но волна коллективного страха вновь захлестнула Европу - все решили, что кара Господня состоится в 1033 г., через тысячу лет после распятия Христа. Тема Страшного суда преобладала в мистических учениях XI-XII веков.
Религиозный ужас был настолько сильным и уже разрушительным, что западная Церковь была вынуждена пересмотреть догматы. Ее богословы после долгих дискуссий выработали компенсирующее страх представление о "третьем загробном мире" - чистилище. Его существование было официально утверждено в 1254 г. Папой Иннокентием IV. Показательно, что у Православной церкви не было никакой необходимости принимать это богословское нововведение.
Другим средством ослабить религиозный страх было установление количественной меры греха и искупления посредством ведения баланса между проступками и числом оплаченных месс, стоимостью подарков церкви и величиной пожертвований монастырям (уже затем был создан прейскурант индульгенций). На этом пути, однако, католическая церковь заронила семя рационализма и Реформации.
Передышка была недолгой, и в XIV веке Европу охватила новая волна коллективного страха. Причин для него было много (страшная Столетняя война, массовое обеднение людей), но главная причина - эпидемия чумы 1348-1350 гг., от которой полностью вымирали целые провинции. Тяжелые эпидемии следовали одна за другой вплоть до XVII века. И именно в связи с чумой выявилась особенность коллективного страха: со временем он не забывался, а чудовищно преображался. При первых признаках новой эпидемии образ предыдущей оживал в массовом сознании в фантастическом и преувеличенном виде.
В XV веке "западный страх" достигает своего апогея. Это видно уже по тому, что в изобразительном искусстве центральное место занимают смерть и дьявол. Представление о них утрачивает связь с реальностью и становится особым продуктом ума и чувства, продуктом культуры. Историк и культуролог Й.Хейзинга в своем известном труде "Осень средневековья" пишет об этом продукте: "содрогание, рождающееся в сферах сознания, напуганного жуткими призраками, вызывавшими внезапные приступы липкого, леденящего страха". В язык входят связанные со смертью слова, для которых даже нет адекватных аналогов в русском языке.
Таково, например, впервые появившееся в литературном французском языке в 1376 г. важное слово "macabre" (многие исследователи пытались выяснить происхождение слова, есть целый ряд несводимых гипотез). Оно вошло во все европейские языки, и в словарях переводится на русский язык как погребальный, мрачный, жуткий и т.п. Но эти слова не передают действительного смысла слова macabre, он гораздо значительнее и страшнее. В искусстве Запада создано бесчисленное множество картин, миниатюр и гравюр под названием "La danse macabre" - "Пляска смерти". Это - целый жанр (главное в нем то, что "пляшет" не Смерть и не мертвец, а "мертвое Я" - неразрывно связанный с живым человеком его мертвый двойник). Пляска смерти стала разыгрываться актерами. В историю вошло описание представления Пляски смерти в 1449 г. во дворце герцога Бургундского.
Воздействие темы смерти и страданий на сознание людей в XV веке качественно изменилось благодаря книгопечатанию и гравюрам. Печатный станок сделал гравюру доступной буквально всем жителям Европы, и изображение Пляски смерти пришло практически в каждый дом. Граверы же делали и копии картин знаменитых художников. Более всего копий делалось с картин Иеронима Босха (1460-1516). Эти картины - концентрированное и гениальное выражение страха перед смертью и адскими муками. Говорят, что Босх создал художественную энциклопедию зла всех видов и форм.
На этом фоне и произошла Реформация - разрыв "протестантов" с Римской католической церковью ("вавилонской блудницей"). В гуманитарном знании есть такая особая тема: "страх Лютера". Суть ее в том, что Лютер был гениальным выразителем массовых страхов своего времени. У него страх перед дьяволом доходил до шокового состояния, порождал видения и вел к прозрениям. Но Лютер "сублимировал" свои страхи в такое эмоциональное и творческое усилие, что результатом его стали гениальные трактаты и обращения. С. Кара-Мурза "Манипуляции сознанием"

---
Термин " danse macabre " не имеет буквального перевода; его этимология не может считаться окончательно установленной. "Смерть" по-французски - "la mort", а не "macabre". История проникновения во французский язык слова "macabre", а также возникновение странного словосочетания "пляска смерти" до сих пор является предметом оживленных дискуссий между историками и филологами различных направлений и школ.
В отличие от прочих исследователей. И.Иоффе акцентирует внимание не на последнем, "macabre", а на первом слове этой лексемы, "la danse". Действо, в рамках которого объединились два несовместимых друг с другом явления - танец и смерть, - вызвало к жизни необходимое для своего обозначения кентаврическое, оксюморонное сочетание слов. И.Иоффе полагает, что слово "la danse" употреблено здесь не столько в его производном и более позднем значении "мирного марша", "хоровода", "кружения", "пасторали", сколько в исконном значении "борьбы", "схватки", "драки".
Действительно, в словаре современного французского языка, помимо общеупотребительных значений слова "la danse" - "пляска", "танец", - можно найти и другое, присущие ему в разговорном контексте значение "драки", "боя", "схватки", значение, вполне совпадающие с тем, какое приписывает ему И.Иоффе. Новая этимологическая трактовка позволяет российскому исследователю иначе объяснить скрытый смысл, заключенный в анализируемом им словосочетании "danse macabre", - объединение и взаимная обусловленность веселья и скорби.
Словосочетание "пляска смерти" указывает на связь смерти с тризной: пиром, борьбой, синкретическим спортивным состязанием, связь "идеи смерти с идеей регенерации и возрождения", ту связь, какой связана смерть с обильной едой и питьем во время поминок.
Из статьи Л. Сыченковы «Иконография "пляски смерти"».
---

«Таро Висконти-Сфорца» — как принято считать, самая старая колода карт Таро (вернее, её итальянского предшественника тарокки). (с) вики
В статье рассказывается о своеобразии иконографии dance macabre на примере изображения Жнеца в древнейшей итальянской колоде тарокки.
_____________________________________
Авт: Белова О. Д.
Карта «Смерть» из колоды тарокки Пирпонт Морган-Бергамо
и макабрические сюжеты в искусстве Италии XIV–XV вв.


Предметом настоящего исследования является карта «Смерть» из миланской колоды тарокки XV в., которая хранится в библиотеке Пирпонта Моргана в Нью-Йорке. Подобных карт сохранилось только три — в собрании Йельского Университета, в музее Виктории и Альберта в Лондоне и в библиотеке Пирпонта Моргана.
Обнаружение этого источника поможет нам не только понять истоки подобного изображения на конкретной карте, но и даст возможность узнать предположительные корни происхождения самой ренессансной колоды тарокки и, возможно, понять весь совокупный смысл «игры в триумфы». Рассмотрение возможных влияний и связей между различными макабрическими сюжетами в изобразительном искусстве и картами тарокки мы предполагаем проследить именно на примере карты из собрания в Нью-Йорке.
Иконография Смерти-всадника, изображенного на аналогичной карте из колоды Кэри-Йель, вполне канонична и ее истоки совершенно ясны (прим. М. — речь о второй древнейшей колоде). Однако отсутствие единообразия уже в более поздних колодах не позволяют нам с полной уверенностью утверждать, что и для карты из библиотеки Пирпонта Моргана использовался тот же источник. Стоит отметить и абсолютную уникальность состава колоды Кэри-Йель и то, что она, возможно, не является колодой тарокки. Это также не дает нам увидеть в ней источник и расшифровку изображения на данной карте.
читать дальше

@темы: Ваши пальцы пахнут ладаном (поэзия, отрывки из романов, рассказы), Изобразительное искусство, Пляска смерти, гравюры, клипы/ролики/передачи

17:08 

Божественная комедия

Br. Samedi
La Commedia, позже La Divina Commedia — поэма, написанная Данте Алигьери в период с 1307 по 1321 гг.
Согласно католической традиции, загробный мир состоит из ада, куда попадают навеки осуждённые грешники, чистилища — местопребывания искупающих свои грехи грешников, и рая — обители блаженных.
Данте детализирует это представление и описывает устройство загробного мира, с графической определённостью фиксируя все детали его архитектоники. В вводной песне Данте рассказывает, как он, достигнув середины жизненного пути, заблудился однажды в дремучем лесу и как поэт Вергилий, избавив его от трёх диких зверей, загораживавших ему путь, предложил Данте совершить странствие по загробному миру. Узнав, что Вергилий послан Беатриче, умершей возлюбленной Данте, он без трепета отдается руководству поэта.

-История-

-Структура-

Ад

-читать дальше-

-Чистилище и Рай-

-Анализ-

@темы: Ваши пальцы пахнут ладаном (поэзия, отрывки из романов, рассказы), Изобразительное искусство, Тени смерти

15:19 

Homo Bulla

The Highgate Vampire
La douleur passe, la beauté reste (с) Pierre-Auguste Renoir
Лиловая тучка плавится
В огне румяной зари.
Из мыльной пены мне нравится
Пускать в саду пузыри.
Блестят — золотые, цветистые,
Один за другим скользит...
Колышутся клены ветвистые,
Пичуга в листьях свистит.
Из влажной зеленой хоромины
Дивится веселый снегирь,
Увидев, что с легкой соломинки
Слетает мыльный пузырь.
Без крыльев ввысь поднимается,
Стремясь в неведомый край...
Но чуть взлетит — усмехается:
«Сейчас я лопну! Прощай!..»
(Пожарова (1914))

Коллекция рельефов Смерти в монастыре бенедиктинцев.
автор: Johann Georg Leinberger,1729 - 1731


Homo Bulla - "Человек - мыльный пузырь".
По мнению экспертов Национальной галереи мыльные пузыри связаны с расхожей в шестнадцатом веке фразой Homo bulla - "человек - мыльный пузырь", указывающей на преходящесть человеческой жизни. Фраза восходит к Otium si essem consecutus, Fundania, commodius tibi haec scriberem, quae nunc, ut potero, exponam cogitans esse properandum, quod, ut dicitur, si est homo bulla, eo magis senex. Марка Теренция Варрона (116 - 27 гг. до н.э.), "De re rustica" (О сельском хозяйстве) 1,1,1 и была популяризована Эразмом в "Adagia", II iii 48, 1248.
Символ бренности человеческого бытия: человеческая жизнь уподобляется мыльному пузырю. Обычно героем являлся ребенок, во-первых: потому что с мыльными пузырями играют дети, во-вторых: подчеркнуть неведение человека относительно эфемерности жизни.
В семнадцатом веке подобные изображения вошли в книги эмблем, включавший в себя картинки с нравоучительными девизами и стихами.
Является одним из направлений Vanitas.
Подборка детей с мыльными пузырями
+
++
еще некоторые примеры.
Не то шутом, не то царем,
В забавно-важной роли,
Амур на черепе людском
Сидит, как на престоле.
Со смехом мыльных пузырей
За роем рой вздувает
И света призрачных детей
В надзвездный мир пускает.
Непрочный шар в страну небес
Летит, блестя, играя...
Вдруг - лопнул, брызнул и... исчез,
Как сновиденье рая!
И череп, слышу я, с тоской
Не устает молиться:
«Забаве дикой и смешной
Ужели вечно длиться?
Ведь то, что твой жестокий рот
Так расточает смело,
Есть мозг мой, мозг, о злой урод,
Живая кровь и тело!»
Бодлер

@темы: Изобразительное искусство, Vanitas

14:21 

Кронос/Сатурн

The Highgate Vampire
La douleur passe, la beauté reste (с) Pierre-Auguste Renoir

Если задать вопрос: «Что за небесное тело связано с миром мертвых и смертью», то, скорее всего, человек ответит, что Плутон (Аид). Ответ логичный, но неверный.
В мифологии, оккультизме и астрологии именно Сатурн (Кронос) наделен особыми качествами.
Вспомним мифологию.

Кронос, Крон (др.-греч. Κρόνος) — в древнегреческой мифологии — титан, младший сын бога Урана (неба) и богини Геи (земли). Первоначально — бог земледелия, позднее, в эллинистический период отождествлялся с богом, персонифицирующим время, Хроносом (др.-греч. Χρόνος от χρόνος — время), который часто изображался с крыльями. В известном рельефе «Апофеоз Гомера и Гесиода» Хронос изображен крылатым. Необходимо заметить, что этимологическое отождествление Хроноса и Кроноса отнюдь не установлено. Были мнения за него и против него, так что вопрос в значительной мере висит в воздухе.
Этимология имени Кронос нам неизвестна. Сами греки сопоставляли его с Хроносом-временем. Ошибочна и догадка Мало, связывающего Кроноса с Кришной и Чернобогом. Не известно, греческого ли происхождения это имя. Только серп — древний атрибут — говорит об их природе. Существовал у ионийцев, во всяком случае, в ряде ионийских городов праздник Кроний, но исконность его связи с Кроносом сомнительна, так что бог Кронос, будучи персонажем мифов, оказывается в то же время на периферии религиозных культов и верований. Уран, боясь погибнуть от одного из своих детей, возвращал их снова в недра земли. Поэтому Гея, изнемогавшая от бремени, уговорила Кроноса, родившегося последним, оскопить Урана. Кронос стал верховным богом. Серп, которым он оскопил Урана, Кронос бросил в море у мыса Дрепан (Серп) в Ахайе.Этот серп хранился в пещере в Занкле (Сицилия).

А еще есть Кайрос.
Надо заметить, что этот образ очень похож на некоторые надгробные скульптуры.


Кроносу соответствует римский Сатурн, который воспринимался как символ неумолимого всепоглощающего времени.
Cатурн - один из древнейших римских богов. Происхождение его имени в народной этимологии связывается с корнем sat - "сеять", что делает его богом посевов и семян. Не позже начала 3 в. до н.э. Сатурн стал отождествляться с Кроносом (пожирающим своих детей), что дало повод говорить о нем как о неумолимом времени, поглощающем то, что породило, или как о семени, возвращающемся в породившую его землю. Под влиянием представлений о Кроносе Сатурн, каковы бы ни были его первоначальные функции, стал почитаться как бог золотого века, один из первых царей Лация, куда, согласно версии мифа, он бежал, низложенный своим сыном Юпитером, и где был принят правившим там Янусом, разделившим с ним власть. Сатурн научил своих подданных земледелию, виноградарству и цивилизованной жизни, и вся страна стала называться "землей Сатурна".
В честь Сатурна когда-то устраивались веселые празднества (Сатурналии), перешедшие затем в христианских странах в празднование Рождества и Нового Года, а священная для иудеев суббота до сих пор по-английски называется Saturday - Saturn day или день Сатурна.
Символизируют темный аспект Сатурна, зимнее солнцестояние, смерть старого года и рождение нового, dies natalis solis invicti - день рождения непобедимого Солнца, переход от хаоса к космосу, приостановка течения времени. В двенадцать ночей Сатурналий на землю возвращаются мертвые. Кроме того, это время принесения в жертву старого царя или замещающего его животного ("козла отпущения"), символизирующих истощающееся плодородие, и призывов к возведению на престол в качестве оплодотворяющей силы нового царя. Двенадцать дней хаоса символически предвосхищают двенадцать месяцев предстоящего года. Этим периодом правит Повелитель Беспорядка, или "Бобовый Король" и "Гороховая Королева". Характерными для Сатурналий как времени хаоса являются массовые переодевания (см. трансвестизм) для внешнего выражения возврата к хаосу.
В Вавилоне Сатурналиям соответствовали двенадцать дней поединка между хаосом и космосом; в христианской традиции- двенадцать предрождественских дней.

Символика планеты.
«Холодный, острый и строгий, терпкий правитель Сатурн берет начало и происхождение свое не от Солнца: ибо он имеет во власти своей темницу смерти... Подобно как Солнце есть сердце жизни и источник природных духов, так и Сатурн есть сердце и причина всех тел и образований в земле и на земле, равно как и во всем теле мира сего».
слова немецкого религиозного философа и мистика времен Ренессанса Якоба Беме (1575-1624)

К сожалению, не могу назвать точную цитату и название книги, но давно в одной теософской книги мне попалась фраза о том, что Сатурн – это планеты мертвых, которая согревает их своими лучами. При этом многие теософы считали его влияние пагубным. Только Блаватская во многих своих работах доказывала, что планетой Падшего Ангела является Сатурн, но к Люциферу отрицательно все же не относилась.
Изобразительное искусство


Иван Акимович Акимов "Сатурн с косой, сидящий на камне и обрезающий крылья Амуру". 1802
An Allegory of Time Unveiling Truth 1733, a painting by Jean François de Troy.
Франсиско де Гойя
Рубенс Петер Пауль
Кокси Ян Антони "Хронос и Амур"
Angelo Bronzino "Allegory of Venus, Cupid, Folly, and Time"
Берн (Швейцария)
Санкт-Петербург
Скульптура Сатурна - бога Времени - аллегория Зимы (Москва)
Chronos and Eros. Johann Heinrich Schönfeld
Guercino (1591-1651) Chronos Admonishes Eros in the presence of Aphrodite and Mars
Allegory Of Time And Beauty by Giovanni Battista Pittoni the younger

Винтажные открытки


Немного скульптуры

-Отец-Время-

Time flies out
Glory fades
and Death's at hand

Хорошо знакомая мужская фигура с Косой и Песочными часами, обычно крылатая и обнаженная (лишь в набедренной повязке). У него может быть Костыль и иногда Змея, держащая во рту свой собственный хвост. Происхождение Отца-Времени представляет интерес. У персо­нификации Времени в античную эпоху нет ни одного из хорошо известных впоследствии атрибутов. Но произошло так, что греки смешали слово «время» (chronos) с именем их старого бога урожая Крона, атрибутом которого был серп, в дальнейшем превратившийся в косу Отца-Времени [Хроноса]. Римляне отождествили Крона со своим Сатурном, который, в качестве бога земледелия, также имел серп. У Сатурна, этого бога-старика, был костыль, который таким образом перешел к Отцу-Времени. Змея, заглатывающая свой хвост, — древнеегипетский символ вечной жизни (бес­смертия, загробной жизни) — была дана Отцу-Времени мифографами поздней античности; крылья и песочные часы — раннеренессансными иллюстраторами. В живописи Возрожде­ния Отец-Время выполняет множество аллегорических дейст­вий: он записывает в свою книгу подвиги героев (или их записывает фигура Истории на скрижали, лежащей па его плечах); он обнажает Истину и демонстрирует Невинность (выражая тем самым идею того, что правда, в конце концов, обязательно восторжествует); он разрушает юность и красоту; он увеличивает вес той ноши, которую человек несет на своих плечах, но если человек удачлив, его могут поддерживать — каждая со своей стороны — Невинность, которую мы узнаем по ее Агнцу (или, возможно, Вера), и Надежда (с ее Якорем); он в конце концов забирает саму жизнь и потому может предстать в сопровождении фигуры Смерти. © school-collection

@темы: погребальные сооружения, обряды и традиции, история скульптуры, европейские кладбища, Прогулки с Бароном (Мифологические образы Смерти), Изобразительное искусство

19:10 

Высоцкий. Памятник. 1973

The Highgate Vampire
La douleur passe, la beauté reste (с) Pierre-Auguste Renoir
09:47 

Символика тела. Череп

The Highgate Vampire
La douleur passe, la beauté reste (с) Pierre-Auguste Renoir
Изображение черепа (Адамовой голавы, Мёртвой головы) обычно символизирует преходящий характер жизни, тщету мирского, смерть. К этому перечню можно добавить символику Луны, призраков, смерти Солнца, тени умерших, богов мертвых и подземного мира, быстроту течения времени и жизни.
Человеческий череп служил знаком смерти и бренности бытия с античных времён. Особенно часто ассоциируется с Кроносом (Сатурном). Череп как самостоятельно, так и в составе сложных композиций является одним из распространённых художественных сюжетов.
Персонификация Смерти с косой и песочными часами предстает в произведениях искусства в виде человеческого скелета, вызывающая представление, выраженное, в картинах плясок смерти. "Среди жизни мы окружены смертью". Такое представление было характерным для времени, когда свирепствовали эпидемии чумы.
читать дальше
-
История военного использования символа


@темы: Оссуарии, кости, черепа, скелеты, Изобразительное искусство

10:33 

Frida Kahlo

The Highgate Vampire
La douleur passe, la beauté reste (с) Pierre-Auguste Renoir

Фрида Кало (исп. Magdalena Carmen Frida Kahlo y Calderón; 6 июля 1907, Койоакан, Мехико, Мексика — 13 июля 1954, там же) — мексиканская художница, жена Диего Риверы.
Хэйден Эррера "Фрида Кало":
Снаружи, среди могильных камней, под проливным дождем стояли сотни людей. Гроб принесли в первую комнату и открыли его. Фрида лежала в венке из красных гвоздик и с народным платком на плечах. Кто-то положил огромный букет у ее головы.
В четверть второго Ривера и другие члены семьи подняли Фриду из гроба и переложили ее на самодвижущуюся тележку, которая должна была везти ее в печь крематория. Ривера стоял рядом с Фридой, сцепив руки, погрузившись в печаль. Он встал на колени и поцеловал Фриду в лоб. Друзья склонились в последнем прощании. Ривера хотел проводить Фриду с музыкой. Собравшиеся, подняв руки со сжатыми кулаками, запели «Интернационал», затем государственный гимн, «Молодую гвардию» и другие политические песни.
«Ривера стоял, сцепив руки, — вспоминает Монрой. — Когда двери печи раскрылись, чтобы впустить тележку с Фридой, из печи дохнуло таким чудовищным жаром, что он заставил нас отпрянуть к стенам комнаты, потому что мы не могли выдержать этого адского пекла. Но Диего не двинулся».
В этот момент произошло нечто жутковатое, напоминающее «Капричиос» Гойи. Аделина Сендехас вспоминает:
«Когда тележка начала увозить тело Фриды к печи, все бросились к ее рукам. Ее хватали за пальцы, чтобы снять дешевенькие кольца. Людям хоте-лось оставить на память что-то принадлежавшее ей».
В старом крематории требовалось четыре часа, чтобы огонь сделал свое дело. Толпа не разошлась, люди пели. Диего плакал и так вонзил в ладони ногти, что закапала кровь. В конце концов двери печи раскрылись, и раскаленная тележка с прахом Фриды выехала наружу. Невыносимый жар снова заставил людей отпрянуть к стенам комнаты и, защищаясь от него, закрыть лица руками. Только Ривера и Карденас неподвижно стояли на своих местах.
Пепел Фриды еще несколько минут до того, как разрушиться под дуновением воздуха, сохранял ее очертания. Когда Ривера это увидел, он вытащил маленький альбом для эскизов и зарисовал серебристый силуэт из пепла Фриды. Затем нежно собрал пепел в кусок красной ткани и положил в кедровую шкатулку. Диего попросил, чтобы, когда он умрет, его прах был смешан с прахом Фриды. (Его просьба не была удовлетворена, такому великому монументалисту больше пристало лежать в месте упокоения самых знаменитых людей Мехико — в Ротонде великих людей.)
В своей автобиографии Диего писал:
«13 июля 1954 года было самым трагическим днем моей жизни. Я потерял мою любимую Фриду навсегда... Теперь слишком поздно, я понимаю, что самой замечательной частью моей жизни была моя любовь к Фриде».
Когда в июле 1958 года открыли Музей Фриды Кало, ее прах был помещен на кровати, над ним висела ее гипсовая посмертная маска, обернутая одним из ее платков.

Позже прах положили в доколумбов сосуд округлых очертаний, напоминающий женский торс на подставке, над этой урной разместили бронзовую отливку посмертной маски. Казалось, урна наполнена жизнью, как и глиняный идол в «Четырех жителях Мексики».



Girl with Death Mask - Frida Kahlo, 1938


Как ребенок в картине «Четыре жителя Мексики» видит свою судьбу в скелете на площади, так и «Девушка с маской Смерти» выражает озабоченность Фриды смертью. Ребенок, который может быть Фридой, поскольку она выглядит как маленькая девочка в картине «Мои прародители, мои родители и я», стоит на пустоши, держа zempazuchil, желтый цветок, который в Мексике со времен ацтеков ассоциируется со смертью, и обычно в День поминовения этими цветами украшают могилы. Это небольшая картина, которая была подарена Долорес дель Рио. Она говорит, что дитя на картине представляет ребенка Фриды, которого у нее никогда не было, это она поняла из беседы с Фридой о ее несчастье — о невозможности родить Диего ребенка.
«Умерший Димас» — так обозначается в надписи на ленте, которая гласит: Димас Росас в возрасте трех лет, 1937 год». (В Мексике День поминовения — это праздник, который продолжается несколько дней, и один из дней посвящается умершим детям, или difuntitos) Димас Росас индейский ребенок, вероятно, из большой семьи в Икстапалапа, которые служили моделями Ривере и для которых художник являлся compadre (человек, связанный с другим человеком после религиозной церемонии крещения; Ривера и отец Димаса стали compadres, когда Димаса крестили и Ривера был выбран крестным). Несмотря на все уговоры Риверы, отец мальчика прибегал к помощи знахарей, а не к традиционной медицине, и ребенок умер. Фрида отнеслась к этой ситуации скорее с печалью фатализма, нежели с сентиментальным участием. Как и многие другие, кто часто встречался со смертью и нищетой, она знала, сколь бесплодны попытки что-либо изменить.
Картина следует мексиканской традиции посмертных портретов, которая уходит корнями в колониальные времена, а также наследует и европейские традиции Средневековья. Во-первых, такие портреты в Новой Испании служили выражением уважения к умершему. Позже они просто стали напоминанием семье об ушедшем. Одно из таких напоминаний висит над изголовьем Фридиной кровати в Музее Фриды Кало. Оно показывает мертвого ребенка, увенчанного цветами, он сам и его ложе тоже усыпано цветами. Как и Димас, этот ребенок держит цветы в безжизненных руках, и голова его покоится на валике подушки, но между двумя картинами есть очевидная разница. Родители Димаса не могли заказать себе такой сувенир. Его портрет регистрирует традиционное положение усопшего ребенка, одетого как некий святой персонаж. На Димасе картонная корона и шелковая мантия. Но худенькие ноги Димаса босы, и лежит он на грубом соломенном petate, матрасе-циновке, которая служит мексиканским беднякам постелью. Подобно кукурузе, соломенный матрас является настолько фундаментальным понятием для жизни мексиканских крестьян, что сущесвует множество идиоматических выражений, базирующихся на этом слове. Например, se petateo значит: «он ушел в вечный сон». De pateta a petate — означает «от рождения до смерти».
Так же, как в картинах «Больница Генри Форда» и «Мое рождение», Фрида создает своего рода retablos. Как в картине «Кормилица и я» виден источник — Мадонна Каритас, так в картине «Димас» она столь тонко изменяет традиционную манеру, что выразительность картины усиливается. «Димас» не просто посмертный портрет. Обнаженные ножки ребенка напоминают нам о драматических, «сразу видных» ногах «Мертвого Христа» Андреа Мантеньи. Фрида, как делали мастера итальянского Возрождения, приподнимает голову мертвого на подушке, так что зритель сразу же видит его смертную бледность. Это придает максимальную драматичность всей сцене. Сделав так, что ступни Христа маячат перед зрителем, Мантенья заставляет вас физически страдать от ран Христа и серьезно вдуматься в смысл его смерти. Во Фридином «Димасе» «сразу же видимые ступни» ставят зрителя в положение плакальщика над распростертым телом мертвого ребенка и затем заставляют его рассматривать смерть во всех ее фактических и физических — только не прозаических аспектах. Фрида беспощадна. Она не приукрашивает смерть. Из уголка рта Димаса скатываются капельки крови, и его слегка приоткрытые, несфокусированные глаза пугают и остаются в памяти. В маленькой открытке, изображающей вознесение Христа, которая лежит на подушке Димаса, есть нотка пафоса, свидетельство простой веры семьи ребенка. Но Фрида пишет картину с точки зрения атеиста — буквально и не идеалистически. Димас будет обернут в свой petate и положен на землю, он — еще одна жертва детской смертности в Мексике. Сардоническое качество Фридиной концепции видно в названии, которое она дала этой картине, когда та экспонировалась в 1938 году в Нью-Йорке: «Одетый для рая».


От Gary
Portrait Of Luther Burbank
Inhabitants of Mexico
Портрет Мигеля Н. Лира

*
От Kordy Black
Думая о смерти, 1943.
Умерший Димас, 1937

@темы: Изобразительное искусство

23:08 

Paul Rumsey

The Highgate Vampire
La douleur passe, la beauté reste (с) Pierre-Auguste Renoir


Казалось бы, сложно оставаться оригинальным сегодня, когда художники перепробовали столько стилей, столько изобразительных возможностей. С другой стороны, разве наш век не славен тем, что можно делать все, что хочешь? Разве у художника нет полной творческой свободы? Есть. Но будьте готовы к тому, что кое-кому это может не понравиться.
Пол Рамси (г. р. 1956) начал рисовать очень рано. Но "дела пошли не так с первого же дня, с первого же часа в школе": он вспоминает, как вместо ряда заглавных букв "А" он нарисовал вереницу лодок. Целую неделю после этого он писал мелом на грифельной дощечке.
Первым альбомом репродукций Рамси стала книга Рубенса — это был первый из многих классических художников, полюбившихся Полу.
Когда он поступил в Колчестер, преподаватели были недовольны его художественным вкусом, и его классический рисунок едва не подвергался насмешкам: среди студентов Рамси был единственным, кто увлекался Альфредом Кубином, Франсиско Гойей, Гюставом Доре, Брейгелем и еще более ранними творцами, в картинках которых доминировал гротеск, фантасмагория и ужасное. "Подняв флаг Модернизма, они презирали все традиционное", вспоминает он.
В Челси Колледже Рамси пытались навязать модернистское видение, но вместо прогрессивности и творческой свободы это грозило косностью и ограниченностью: "Я увидел, что Модернизм — это путы, сотканные из запретов и фобий, он страшится любых проявлений традиции".
С трудом закончив Челси, Пол почти забыл, каково это - получать удовольствие от творчества. Он начал иллюстрировать "Метаморфозы" Овидия, зарисовывая образы, которые вызывал этот необычный текст. "Настолько сильно было давление на такой вид работ, что я почти что стыдился того, что делаю". Но затем он повстречал свою любовь, Терри Кёрлин, с которой у них было очень много общего. Терри оказалась еще более сведущей в творчестве маргинальных художников-классиков. Вместе они прочесывали букинистические магазины, где книги были свалены на пол, будто привезенные рабочими в тачках. Пара настолько была увлечена этим занятием, что Рамси начали сниться огромные подвалы библиотек, похожие на мир "Вавилонской библиотеки" Борхеса, и это нашло отклик в его работах.
Все это время Пол рисовал небольшие скетчи, которыми он увешал всю стену своей студии — он называет ее стеной идей. Но идеи не могли долго оставаться в таком рудиментарном состоянии, и на свет появляются рисунки гибридов, беснующихся скелетов, странной архитектуры. Рамси участвует во многих совместных выставках.
В конце 80-тых художник выигрывает несколько призов, начинает продавать свои работы, а в 1996 устраивают его первую персональную выставку, и к нему начинают поступать просьбы о публичных чтениях об искусстве, о его работах.
Рамси чаще всего представляют как художника-аутсайдера, визионера. Он принимает участие в выставке "Английское и американское визионерское искусство 1903-2003 гг." И Рамси очень даже доволен: "Самое важное, сама причина того, почему мне нравится быть в компании этих художников, это потому, что все они — личности, и работают в своей собственной, характерной манере".
Работы Пола легко спутать с произведениями художников, которые умерли не одно столетие назад. Одни его мрачные фантазии напоминают жуткие "Капричос" Гойи, другие - аллегорические фантазии Босха, и только немногие - геометрические иллюзии Морица Эшера. На этих изображениях вы не найдете вампиров или оборотней - художнику неинтересны клыки, крылья и другие атрибуты банальных монстров. Его чудовища гораздо более впечатляющи: из глубоких, угольных теней возникают на картинах Рамси антропоморфные фигуры, искаженные пороками греховоды, калеки, танцующие скелеты и люди-здания с перекошенными от страданий (может, оттого, что они часто предстают перед нами незавершенными или мертвыми?) лицами.
Ему неинтересно быть частью модных тенденций, его намного больше интересует традиция: "Например, когда я работал над одним из своих рисунков со скелетами, я вспомнил о зомби-мувиз, о сотнях оживших скелетов в искусстве, от Посады до Кубина и дальше к "Триумфу смерти" Брейгеля, и еще дальше к сцене некромантии в "Фарсалии" Лукана — эта сцена вдохновила Шелли на написание "Франкенштейна", который, в свою очередь, повлиял на Ромеро и его "День мертвецов". Для Рамси история искусства — это живое существо, дерево со множеством ответвлений.
"Когда я чувствую, что могу залезть в картину, погулять в ней и потрогать ее реальность, только тогда я могу сказать, что доволен ей".
Даже несмотря на презрение, которое вызывало его творчество в художественных школах и среди коллег по цеху, работы этого необычного творца нашли свою аудиторию.



@темы: Изобразительное искусство

15:14 

Истории любви и смерти. часть 2

The Highgate Vampire
La douleur passe, la beauté reste (с) Pierre-Auguste Renoir
Первая часть ⇒
Все статьи взяты с просторов Интернета

По путям трамвая "Желание"
история №1

Маяк миссис Дэллоуэй и Земля Сэквилл-Уэст
история №2

Трагедия существования Фрэнсиса Бэкона
история №3

Английские горки Джо
история №4

Опера длиною в жизнь
история №5

Секретные дневники мисс Анна Листер
история №6

Миф Сомова
история №7

Слабое место британского агента
история №8

Последнюю историю я посвящаю своему самому любимому поэту, который умел воспевать смерть и любовь как никто другой.

Сонеты темной любви
история №9
Спасибо всем тем, кто помогал в создании новой части.

@темы: Одна история любви, Изобразительное искусство

11:39 

Edvard Munch

The Highgate Vampire
La douleur passe, la beauté reste (с) Pierre-Auguste Renoir


Эдвард Мунк (норв. Edvard Munch; 12 декабря 1863, Лётен, Хедмарк — 23 января 1944, Экели, близ Осло) — норвежский живописец и график, тяготевший к символизму и экспрессионизму.
Одни символисты создавали печальные, тоскливые или поэтические картины, напоминающие сновидения, другие предпочитали писать мрачные и ужасающие сцены. Символисты обратились к теневым сторонам человеческой души; в их творчестве встречаются персонажи в странных многозначительных позах, перекошенные маски, застывшие взоры черных глаз на смертельно бледных лицах, знаки роковых предчувствий, жуткие фантастические существа, скелеты, черепа и тому подобные мотивы. Выразительные средства символисты заимствовали по большей части либо из академического искусства (фотографическая точность, сухое и скучное письмо), либо из модерна (вытянутые фигуры, текучие контуры, однородные плоскости цвета и общее стремление к декоративности).
Мунка интересовала прежде всего трагическая сторона бытия. Непосредственный смысл жизни воспринимался им только в отношении к смерти. В литографском автопортрете 1895 года художник появляется на черном фоне, в нижней части которого изображена рука скелета. Вероятно, он видел графические работы Джеймса Энсора, в которых бельгийский художник представил себя в виде скелета. Знаменательно, что через семь лет после того, как Мунк изобразил у себя костяную руку, он потерял палец руки в результате сильной драки, о которой еще пойдет речь (вид предчувствия, похожий на случай с Виктором Браунером, потерявшим при тех же обстоятельствах левый глаз — за шесть лет до этого тот написал Автопортрет с вытекшим глазом и целый ряд других картин с изображением искалеченного глаза).
Образы медленно угасающей жизни (больных и умирающих) не раз появлялись на полотнах Мунка и раньше. В частности, этому посвящена целая серия картин и гравюр «Больная девочка». Последовательное развитие этой темы, поиски ее различных решений стали неотъемлемой частью творческого метода Мунка.
Так, реальные предметы и фигуры людей на его полотнах превращаются в пятна черного и белого контраста; пространство помещений едва обозначается силуэтами застывших фигур; лица уподобляются скорбным маскам, символизирующим человеческое горе (картина 1896 года «Смерть в комнате больного»).

@темы: Изобразительное искусство

17:56 

Caspar David Friedrich

The Highgate Vampire
La douleur passe, la beauté reste (с) Pierre-Auguste Renoir
Удивительно, но до сих пор не дошли руки сделать отдельный пост о таком замечательном художнике, чьи многие картины идеально вписываются в тематику нашего сообщества.

Каспар Давид Фридрих (нем. Caspar David Friedrich, 5 сентября 1774, Грейфсвальд — 7 мая 1840, Дрезден) — немецкий художник, один из крупнейших представителей романтического направления в живописи Германии.

Аббатство в дубовом лесу ("Abtei im Eichwald" (Mönchsbegräbnis im Eichenhain) (1809-10), Замок Шарлоттенбург, Берлин
Это одна из лучших картин Фридриха, посвященных теме смерти и воскресения. "Аббатство в дубовом лесу" считают парной работой к картине "Монах у моря". Если изображенный у моря монах еще принадлежит земной жизни, то здесь он уже перебрался в загробный мир. На переднем плане зритель видит открытую могилу - символ неотвратимо приближающейся смерти. Верхняя часть картины освещена неземным сиянием, которое дает надежду на грядущее воскресение для жизни вечной. Сам пейзаж выглядит совершенно невероятным. Тем не менее, известно, что, работая над ним, Фридрих основывался на собственном опыте пристального наблюдения природы. Сохранился тщательно сделанный набросок одного из мертвых деревьев - он датирован 5 мая 1809 года, - и вполне возможно, что это не единственный эскиз, выполненный Фридрихом для "Аббатства". Например, развалины церкви точно воспроизводят руины цистерцианского аббатства в Эльдене, которые художник посещал, навещая родной Грейфсвальд. Эти руины, кстати, - сквозной образ творчества Фридриха.
"Das Friedhofstor" (Der Kirchhof)
"Friedhofseingang" (1-2)
"Huttens grab"
"Graveyard under Snow"
"Landscape with Owl, Grave, and Coffin"
"Coffin and Grave"
Cemetery (?)
"Klosterruine im Schnee"
"Graves of pleased Freiheitskrieger"
Winter (?)





"Owl on a Grave"

@темы: Изобразительное искусство

главная