The Highgate Vampire
La douleur passe, la beauté reste (с) Pierre-Auguste Renoir

Киево-Печерская лавра начала устраиваться при Ярославе Мудром, а окончательно сложилась при сыне его Изяславе. Первым киевским иноком-отшельником был священник церкви в пригородном селе Берестово по имени Иларион — «муж благ, книжен и постен», как говорится о нем в старинных сказаниях. Иларион часто ходил из своего села на Днепровский холм и молился там в густом лесу, где по обычаям того времени для своих молитв устроил небольшую пещерку. Благочестивого Илариона скоро заметил князь Ярослав и в 1051 году поставил его митрополитом Киевским.
В скором времени в Русскую землю со святой горы Афон пришел преподобный Антоний, который поселился в пещере, вырытой Илларионом. Все время он проводил в молитвах и посте, питался только сухим хлебом — и то через день! — и постоянно расширял пещеру, не позволяя себе отдыха ни днем ни ночью. Вскоре в Киеве узнали о благочестивой жизни преподобного Антония, и многие стали приходить к нему за благословением и советом. Сам великий князь Изяслав посетил его со своей дружиной, чтобы получить у святого отшельника благословение.
Со временем вокруг святого Антония собрались другие благочестивые христиане, желавшие последовать его примеру. Сначала их было 12 человек, и они вырыли себе большую пещеру, в которой устроили церковь и земляные кельи. Когда братия умножилась и уже не вмещалась в прежнем монастыре, преподобный Антоний, посоветовавшись с преподобным Феодосией, послал сказать великому князю Изяславу: «Княже мой, се Бог умножил братию, а место сие мало; если бы ты дал нам гору, что над пещерою». Князь отдал им эту гору, покрытую дремучим лесом, а князь Святослав Яросла-вич отдал братии поле близ села Берестово и пожертвовал 100 гривен золота. В 1073 году преподобный Антоний и преподобный Феодосии заложили большую церковь, и князь Святослав своими руками начал копать ров для ее закладки. В возведении ее принимали участие многие лица, в их числе был и варяжский князь Шимон.
У одного варяжского князя было два сына — Фрианд и Шимон. После смерти отца молодые князья были изгнаны из отечества своего, враги отняли у них и наследство предков. УШимо-на после отца остался только большой крест с Распятием, украшенный золотым поясом, а на голове Спасителя был золотой венец.
Оставляя родину, Шимон захватил эти реликвии с собой и однажды услышал голос, говоривший ему: «Человече, не возлагай венца этого на голову свою, но снеси его на предназначенное ему место». Вскоре после этого Шимон сел на корабль и по Балтийскому морю отправился на Русь. Во время плавания поднялась страшная буря, и Шимон подумал, что она послана в наказание за то, что он взял украшения от Христова образа. Он стал горько раскаиваться, но тут увидел на облаках изображение церкви и услышал глас небесный: «Вот церковь, которая имеет быть создана Преподобным во имя Божьей Матери, и ты будешь положен в ней. Отдай Преподобному в руки венец, и пусть повесит его над жертвенником. Поясом же размерь величину церкви: 20 локтей в вышину, 30 — в длину и 30 — в ширину».
Буря утихла, и Шимон благополучно прибыл в землю Киевскую. Однако он не выполнил данного ему повеления и оставил венец и пояс у себя. Он стал служить у князя Всеволода, брата великого князя Изяслава. В это время на Русскую землю напали половцы, и тогда братья-князья — Изяслав, Святослав и Всеволод — объединили свои дружины, чтобы идти на врагов. Перед выступлением в поход они поехали в Печерскую обитель испросить себе благословение великого старца Антония. Тот благословил князей, но предсказал им неудачу и великую потерю на поле брани.
За князьями подошел к старцу и Шимон, поклонился ему в ноги и стал молить, чтобы миновали его в предстоящем походе беды и несчастья. И тогда прозорливый Антоний сказал ему: «Сын мой, многие падут от острия меча, многие будут поражены и изранены, ты же останешься жив. Тебе суждено лежать в Печерской церкви, которая здесь воздвигнется».
Князья, как и предсказывал старец, понесли сильное поражение на реке Альте, много воевод было убито и ранено. Шимон тоже был сильно ранен, лежал в поле среди мертвых и умирающих, но возмолился к Богу и был исцелен от ран.
Вернувшись в Киев, он поспешил в Печерскую обитель к преподобному Антонию и отдал ему венец и пояс. Старец принял дары и сказал: «Отныне, сын мой, ты не будешь больше зваться Шимон, а назовешься Симон».
Строили церковь греческие мастера, которые специально приехали из Константинополя и привезли для будущего храма икону Успение Пресвятой Богородицы. Впоследствии икону эту в золотой ризе и золоченой раме с драгоценными украшениями повесили над Царскими вратами и временами спускают до середины их.
До нас не дошло ни плана, ни фасада первоначальной Печерской церкви, но она была так прекрасна, что современники зачастую не находили слов для описания ее красоты. В киевском Синопсисе, например, сказано, что «внутри она была украшена превосходной живописью и мозаикой, помост был устлан разноцветными мраморами, иконы горели драгоценными камнями, а наверху возвышался крест, выкованный из чистого золота».
Благоволили к Киево-Печерскому монастырю и другие князья, делавшие ему богатые вклады, но все эти украшения были разграблены татарами в 1240 году, и «небеси подобная» церковь оставалась в запустении более 200 лет. В 1470 году усердием князя Симеона Олельковича она была восстановлена и украшена, но через 12 лет — после нашествия Менгли-Гирея — снова запустела и начала восстанавливаться только во второй половине XVI века.
Важной святыней Великой церкви являются святые мощи угодников Божьих, почивающие в разных местах ее. Например, в правой стороне, перед алтарем святого архистратига Михаила, в кипарисовой раке покоится череп великого равноапостольного князя Владимира, просветившего Русь верой Христовой. Глава князя была обретена митрополитом Петром Могилою между развалинами Десятинной церкви, основанной самим князем Владимиром.
Эта церковь, возводившаяся во имя Рождества Пресвятой Богородицы, строилась на десятую часть доходов, выделенных князем Владимиром от своего имения, поэтому ее часто называли Десятинной. После смерти он был погребен в ней в великолепной каменной гробнице: кисть руки святого князя находится в Софийском соборе, а нижняя челюсть — в Успенском соборе Московского Кремля.
Церковь существовала до 1240 года, а потом татары под предводительством хана Батыя разорили ее. От храма не уцелело ни одной стены, и почти 400 лет он лежал в развалинах. В 1635 году митрополит Петр Могила захотел восстановить храм Святого равноапостольного князя Владимира и в новопостроенной церкви поставил образ Святителя Николая, отчего в народе она стала называться Церковью Николая Десятинного.
…Митрополит Петр Могила, по обыкновению своему посещавший святые храмы каждую субботу, однажды пошел в церковь Святителя Николая. После молитвы он вышел из храма и, обозревая окрестности, случайно увидел недалеко от церкви небольшую ямку. Когда по повелению митрополита ее раскопали, то нашли два каменных гроба, в которых (как потом установили ученые) лежали останки князя Владимира и супруги его — греческой царевны Анны. Голову князя сначала положили в церкви Преображения Господня, а потом перенесли в Киево-Печерскую лавру.
В левой части церкви, у южной стороны придела святого архидиакона Стефана, в серебряной раке открыто почивают нетленные мощи святителя Михаила — первого митрополита Киевского, который был сподвижником князя Владимира и в 988 году крестил 12 его сыновей и весь русский народ. В этом же приделе, возле южной стены, под золотой сенью стоит серебряный ковчег с изображением святого первомученика Стефана, побитого камнями еще в первые века христианства за проповедь среди евреев веры Христовой. В раке находится часть мощей (в частности указательный палец) святого первомученика Стефана; мощи эти были в 1717 году принесены из молдавского Нямецкого монастыря архиепископом романским Пахомием, который потом 7 лет жил в лавре и скончался в 1724 году.
В приделе Иоанна Богослова, под золотой сенью, находится кенотафия с частицами мощей некоторых святых пророков, апостолов, святителей и мучеников. Здесь же хранятся часть древа трапезы Христовой, часть ризы Господней, капля крови Иоанна Крестителя, часть миро великомученика Дмитрия Солунского.
В правой стороне притвора Великой церкви, под золоченой сенью, стоит окованный серебряными позолоченными листами древний чудотворящий гроб преподобного Феодосия — устроителя Печерской обители, давшего ей древний устав православной иноческой жизни. Сначала преподобный Феодосии был погребен в Дальних пещерах, но в августе 1090 года, через 17 лет после его смерти, мощи святого перенесли в Великую церковь и положили в раку, богато украшенную в 1130 году на средства суздальского князя Георгия Симоновича. Впоследствии раку ограбили татары, но мощи преподобного Феодосия еще перед угрозой нападения были скрыты под спудом, где и остаются поныне.
На левой стороне притвора, под золоченой сенью, находится гроб с частицами мощей всех преподобных Печерских, изображенных на потолке в рассеянных звездочках. Кенотафия эта была устроена в XIX веке для симметрии с гробом преподобного Феодосия.
В нижнем этаже Успенской церкви расположены усыпальницы представителей многих именитых княжеских родов, украинских гетманов, православных киевских воевод, епископов и архимандритов лавры. Например, блаженный Павел, митрополит Тобольский и Сибирский, 10 лет пробыл на митрополии, а потом удалился в Киево-Печерскую лавру и два года подвизался здесь в иноческих трудах и подвигах богоугодной жизни. Скончался он в 1770 году, и тело его, с тех пор почивающее нетленно во всем архиерейском облачении, является предметом глубокого набожного поклонения. Портрет блаженного митрополита Павла (во весь рост) хранится на хорах Великой церкви, где можно видеть портреты разных настоятелей и благотворителей лавры.
В Великой церкви покоится прах Евфросинии — дочери князя Всеволода Галицкого и праправнучки великого равноапостольного князя Владимира, которая сначала была погребена в Дальних пещерах.
С детских лет Предслава (так звали ее до пострига) овладела грамотой, читала Священное Писание, Псалтирь и другие духовные книги и усердно молилась. Мудрости ее «чудился» не только отец и близкие, слава о ней разошлась далеко за пределы Полоцкой земли.
В 12 лет Предслава тайно ушла из дома в женский монастырь и стала просить пострига, но юный возраст и необыкновенная красота девочки показались игуменье несовместимыми с монашеством, однако глубокий разум княгини и ее молитвенная настроенность вскоре переубедили игуменью, и она благословила ее на постриг.
Некоторое время Евфросиния находилась на послушании в обители, но даже строгая монастырская жизнь не удовлетворяла ее стремления к духовному подвигу. Тогда она удалилась в затвор и поселилась в «голубце» — особой келье при Софийском соборе города Полоцка. Здесь она проводила время в молитве, бдении и переписывании духовных книг, которые потом дарила тем, кто жаждал духовного просвещения. Когда духовные силы юной монахини укрепились, она оставила затвор и летом 1128 года основала Спасо-Преображенский женский монастырь, который с каждым годом все расширялся и укреплялся. Потом соорудила еще одну каменную церковь — во имя Пресвятой Богородицы — и пожертвовала туда присланную от византийского императора Мануила и патриарха Константинопольского икону Пресвятой Богородицы, писанную, по преданию, евангелистом Лукой.
Много еще подвигов совершила преподобная Евфросиния, а на склоне лет, предчувствуя скорую кончину, совершила паломничество на Святую землю. В одном из монастырей Иерусалима посреди молитвы она и скончалась 24 мая 1173 года. Тело почившей, согласно ее завещанию, было погребено в обители преподобного Феодосия, на паперти храма Пресвятой Богородицы, где покоились многие святые жены.
В октябре 1187 года Иерусалим завоевал египетский султан Салах-ад-Дин, который потребовал от христиан в 50-дневный срок покинуть город. Предварительно выкупив свою жизнь, монахини русского монастыря, возвращаясь на родину, взяли с собой святые мощи княгини-игуменьи и принесли в Киев, где они были сначала положены в Дальних пещерах.
В усыпальнице храма Успения Пресвятой Богородицы покоятся два героя западной Руси: Симеон Олелькович, князь Слуцкий, восстановивший храм, как указывалось выше, после разорения его татарами, и князь Константин Острожский — гроза крымских татар и ревностный поборник отечественной веры и русской народности в печальные годы отделения западной Руси от восточной. Князь Острожский подарил Печерской обители из своей типографии буквы и все орудия печатного дела, и против Николаевского монастыря в лавре был построен деревянный дом, в котором в 1533 году началось печатание книг. На могиле князя находится гробница с гипсовым изображением его, возлежащего в гробу.
В Великой церкви Киево-Печерской обители сохранилась и могила киевского воеводы Яна Вышаты, погребенного в 1106 году — почти 900 лет назад. По древним сообщениям, в усыпальнице храма Успения Богородицы в прежнее время было погребено так много князей, гетманов, воевод и духовных лиц, что за неимением места в могилах погребали по несколько человек, а некоторые гробницы устраивались даже поверх земли. К настоящему времени только гроб графа И.В. Гудовича оставлен в такой гробнице, а все остальные тела вынесены из надземных могил и погребены в общем склепе. Могилу И.В. Гудовича указывает железная решетка с медной позолоченной доской, находящаяся в приделе святого Стефана.
В храме Успения Богородицы, недалеко от Царских врат, покоится прах графа П.А. Румянцева-Задунайского — знаменитого сподвижника Екатерины II, а в приделе святого Иоанна Богослова у стены на высоком мраморном подножии поставлен мраморный бюст полководца, который был воздвигнут сыном графа Николаем Петровичем, государственным канцлером. В память фельдмаршала в лавре сыном покойного в 1805 году была учреждена и богадельня для шести отставных нижних чинов-инвалидов, которые обязаны были присутствовать на панихидах при гробе графа и во время соборных служб в главной церкви лавры. Кроме того, в хорах в верхнем этаже церкви, в приделе Преображения Господня, на стене около портрета графа П.А. Румянцева-Задунайского находятся в кругах 29 надписей: «Главнокомандующий армией в Пруссии», «Победитель при Фокшанах», «Строгий наблюдатель воинской чинности, законов и правосудия», «Занявший Молдавию без кровопролития» и другие.
В 1718 году пожар уничтожил многие надгробия, находившиеся в Великой церкви. Сохранились только величественная гробница князя Острожского да скромное надгробие архимандрита Иннокентия Гизеля — уроженца Пруссии, в 1684 году перешедшего из лютеранства в православие и ставшего благодетелем и покровителем киевских школ. Надгробие его представляет собой железную доску с надписью: «Здесь почивает яснеп-ревелебный господин отец Иннокентий Гизель, трудолюбный и благоразумный…» Уничтожено надгробие, существовавшее над могилой знаменитого киевского митрополита Петра Могилы, покоившегося между столбами за левым клиросом. Но труды и подвиги его как ревнителя веры Христовой, много сделавшего для распространения православия в Киеве, составляют живой памятник этому великому иерарху.
Хотя многие памятники и погибли во время пожара, но сведения о них для потомства не утратились. Афанасий Кальнофойский, монах Киево-Печерской лавры, в своей книге «Тератургим» поместил большую часть надгробных надписей (в польском переводе).
Перед входом в церковь лежат два небольших камня, на одном из которых сделана надпись:
«Славного Донского войска знатный старшина и походный полковник Федор Иванович Флоров, в государственной службе под городом Хотином, на генеральной батарее 1-го августа от неприятеля в главу усечеся; тщанием донских казаков глава его была сыскана в неприятельском разбитом лагере, в шатре командующего Сераскера, и присовокуплена к телу, которое, по его желанию, здесь в Святой лавре погребеся сентября 18-го, 1739 года».
Под другим камнем лежат останки двух страдальцев, тоже обезглавленных, но уже не на поле брани. Здесь покоится прах генерального судьи Василия Кочубея и полковника Ивана Искры, безвинно казненных в 1708 году злой волей украинского гетмана Мазепы… Рядом с ними покоится прах выдающегося государственного деятеля П.А. Столыпина, убитого в Киеве в 1911 году.
У западного преддверия Великой церкви погребена Наталья Борисовна Шереметева, в 15 лет ставшая невестой 20-летнего красавца князя Ивана Александровича Долгорукого — любимца императора Петра II. Разделив все несчастья, выпавшие на долю Долгоруких, Наталья Борисовна после сибирской ссылки скромно поселилась в Москве, целиком посвятив себя воспитанию сыновей.
Когда дети подросли, она перебралась в Киев, где и приняла постриг с именем Нектария во Флоровском монастыре, но несчастья не оставляли ее и за монастырскими стенами. Младший сын ее Дмитрий сошел с ума от юношеской несчастной любви и скончался в 1769году. Мать пережила сына на два года и умерла в 58-летнем возрасте. Около Успенского собора теперь лежат две чугунные могильные плиты, прежде находившиеся внутри собора. Это плиты с могил Натальи Борисовны Долгорукой и ее сына Дмитрия.


Пещеры
Киево-Печерский сразу выделился из современных ему монастырей как место «святое, блаженное, честное и спасительное». Многие почитали великим благом для себя, если по кончине удостоятся быть погребенными в обители Киево-Печерской.
Местность, на которой находится обитель, издавна изобиловала пещерами, располагавшимися на широкой нижней террасе крутого Днепровского берега. По их образцу стали устраивать себе пещеры и киевские христианские подвижники. Когда число братьев увеличилось, преподобный Антоний назначил одного из них, Варлаама, игуменом пещерной обители, а сам удалился на ближайшую гору, выкопал себе новую пещеру и прожил в ней с 40 лет безвыходно — до самой смерти.
По его преставлении пещера была превращена в жилище для некоторых затворников, желавших подражать житию великого старца, и в кладбище для усопших братии, которых клали внутри пещеры по сторонам подземного хода. Впоследствии около этой пещеры были возведены небольшая деревянная церковь и несколько келий для братии, размещенной здесь для погребения и поминовения усопших. В настоящее время здесь находятся две каменные церкви: одна — Во имя всех преподобных чудотворцев Печерских, вторая — Во имя Воздвижения Креста Господнего.
Святыню самой пещеры составляют святые мощи угодников Божьих, 30 мироточивых глав неизвестных по имени святых и три малые церкви, устроенные в разных местах пещеры. В церкви преподобного Антония почивает сам первона-чальник русских иноков, скончавшийся в 1073 году. Любя на земле жизнь сокровенную, святой Антоний и после кончины явил свое смирение сокрытием в земле мощей своих. Гробница преподобного Антония представляет собой раку из кованого серебра, на которой изображен лик святого угодника Божьего. Предание рассказывает, что многие покушались открыть мощи преподобного, но каждый раз их останавливал исходящий из гроба огонь. Рядом с гробницей — темная и тесная келья с каменным ложем, указывающая на место подвигов при жизни и покое после смерти великого старца.
Многие из пустынножителей, желая, как и преподобный Антоний, совершенного уединения, заключали себя в подземелья и пещеры. В них они по несколько лет пребывали в безмолвии, посте и молитвах, стараясь заглушить в себе все земные помыслы. В этих пещера. х и погребались. Размером пещеры были немаленькие: длина их равнялась 2–3, ширина — 1,5–2, а высота— 1,5 метрам. Рыть такие помещения приходилось долго, поэтому в дальнейшем их размеры уменьшились, а позже иноков стали хоронить в нишах, которые устраивались перпендикулярно к входу в 2–3 яруса. Тело усопшего клали на доску и задвигали в нишу, которую потом тоже заделывали доской; в нижней части доски изображался лик покойного, а в верхней указывались имя почившего и краткое жизнеописание его.
Со временем было замечено, что тела в пещерах не истлевают, а мумифицируются, и тогда в середине доски стали прорезать небольшое окошечко, через которое можно было приложиться к мощам. До настоящего времени уцелело всего несколько таких досок — чудотворца Агафона, воина Тита, священномученика Лукиана и других.
Впоследствии останки усопших иноков стали укладывать в специальные гробницы, которые устанавливали вдоль пещерных лабиринтов. Во время притеснений, которые претерпевали православные от поляков-католиков в 1638–1686 годах, мощи многих святых угодников были сокрыты, поэтому места, где они находятся, ныне неизвестны.
Некрополь Ближних пещер расположен вокруг церкви Рождества Пресвятой Богородицы. Здесь нетленно почивают моши 81 печерского угодника, в том числе и мощи девяти затворников. В Ближних пещерах погребен преподобный Прохор, чудотворец из Смоленска, скончавшийся в 1103 году. Современники прозвали его Лебедником — от названия травы-лебеды, которой он сам питался и кормил народ во время голода. Преподобный Прохор прославился и чудесным добыванием соли из золы, и, когда в Киеве стала ощущаться нехватка ее и бедные жители приходили в Печерскую обитель, преподобный Прохор давал им ее даром. Соляные откупщики пожаловались на него великому князю Святополку, но при обыске вместо соли нашли только кучу золы. С тех пор великий князь стал еще больше уважать преподобного и при всяком важном случае приходил к нему за благословением.
Неподалеку от церкви находится рака с мощами святой Иулиании, княгини Ольшанской — дочери набожного князя Георгия Ольшанского, благотворителя лавры. Княгиня Иули-ания скончалась на 16-м году жизни (1550), а святые мощи ее были обретены в начале XVII века под Успенской церковью лавры, когда копали могилу для одной киевской девицы. Тогда же мощи княгини были поставлены в Великой церкви, но после пожара 1718 года уцелевшие останки княгини перенесли в Ближние пещеры, а на их место в 1730 году в Великую церковь перенесли мощи святителя Михаила.
Далее следует могила преподобномучеников Феодора и Василия, связанных союзом любви при жизни и почивающих в одном гробе и после смерти. Оба они были замучены в 1091 году в темнице корыстолюбивым князем Мстиславом — сыном князя Святополока, требовавшим сокровищ, якобы найденных ими в одной из варяжских пещер.
В Ближних пещерах погребены:
Преподобный Поликарп — второй архимандрит Печерский, скончавшийся в 1182 году. Добродетели его так уважались всеми, что великий князь Ростислав-Михаил часто приглашал преподобного к столу, беседовал с ним и нередко говорил о своем желании удалиться от мира в монастырь. На что преподобный Поликарп всегда отвечал: «Князь, небо требует от тебя другой жертвы: делай правду и блюди русскую землю».
Готовы были сложить с себя княжеское достоинство и стать одним из братьев Печерских и некоторые другие князья. Так еще в 1106 году поступил Святоша Давыдович — князь черниговский, правнук великого князя Ярослава Мудрого. Он был женат, воевал с соседями и другими князьями, но вдруг презрел и славу мирскую, и власть державную, постригся в Печерской обители с именем Николай. Несмотря на свое знатное происхождение и слабость здоровья, принимал на себя в обители самые строгие послушания. Сначала он подвизался в монастыре в качестве повара, носил на своих плечах воду из Днепра по крутой горе; потом 3 года простоял сторожем при вратах, ни на шаг не отходя никуда, кроме церкви. После этого прислуживал братии в трапезной, а потом 30 лет провел в уединенной келье, вокруг которой развел огород. Преподобный Николай Святоша никогда не оставался праздным, даже одежду шил себе сам, с уст его никогда не сходила Иисусова молитва. Он создал Троицкую церковь, устроил при ней больницу и содержал врача;[18] собрал много книг, которые перед кончиной своей пожертвовал обители. После смерти власяница его чудесным образом исцеляла больных и служила воинской броней для родственных ему князей.
В церкви преподобного Варлаама, устроенной в 1691 году, почивает сам первый игумен Киево-Печерской обители, скончавшийся в 1062 году. Он был сыном знаменитого киевского боярина Яна и внук славного воеводы Вышаты. Варлаам приехал к преподобному Антонию со многими отроками, которые вели навьюченных лошадей. Сойдя с коня, он бросил свою боярскую одежду под ноги преподобному и сказал: «Отче, употреби эту прелесть мира, как тебе угодно; хочу жить в уединении и бедности».
Разгневанный боярин хотел возвратить сына домой, и тот на некоторое время было вернулся. Но ни угрозы и просьбы отца, ни ласки молодой жены, ни забота домашних не могли поколебать решимость Варлаама, и он вновь возвратился в Печерскую обитель. Через некоторое время преподобный Антоний поставил его во игумена для братии.
Великий князь киевский Изяслав, желая возвысить вновь устроенный монастырь Святого Димитрия, взял игуменом в него Варлаама, и тот ревностно трудился в новой обители, но всю любовь свою сохранял к обители преподобных Антония и Феодосия. Здесь он завещал и похоронить себя. Скончался преподобный Варлаам на пути из Иерусалима и Царьграда, куда ходил на поклонение святым местам.
Преподобный Дамиан, пресвитер Печерский, скончавшийся в 1071 году. Врачуя больных молитвой и святым елеем, он получил прозвище Целебника. Был известен также своей особой любовью к преподобному Феодосию, постригшему его в монашество, и только одного просил у Бога — чтобы не разлучаться с преподобным и в будущей жизни. В час смерти ангел Господень, явившийся в образе преподобного Феодосия, уверил преподобного Дамиана, что желание его исполнится.
Преподобный Лаврентий, затворник. Отцы Печерские не позволяли ему идти в затвор, боясь трудности для него этого подвига. Тогда Лаврентий затворился в монастыре Святого Димитрия, прославился здесь благодатью исцеления, но провидел еще большую благодать в обители Печерской. И послал туда не исцеленного им бесноватого, заставив его объявить, что там из 180 иноков есть 30 чудотворцев.
Со временем преподобный Лаврентий и сам возвратился в Печерскую обитель, откуда в 1182 году был поставлен на кафедру в город Туров. Отсюда святые мощи были перенесены в лавру — в прежнюю пещеру его.
Преподобный Афанасий, затворник. Когда после святой жизни своей и долгой болезни он скончался, два инока обмыли его, одели тело для погребения, но о самом погребении никто не позаботился. А ночью игумену обители был голос: «Человек Божий два дня лежит непогребенный, а ты веселишься». Поутру игумен с братией пришли к умершему и, к ужасу своему, увидели, что он сидит и плачет. На все их вопросы он только отвечал: «Спасайтесь!» Все умоляли преподобного Афанасия сказать что-нибудь им в назидание, и он ответил: «Имейте послушание к игумену, кайтесь ежечасно, молитесь Господу Иисусу Христу, пречистой матери Его и преподобным Антонию и Феодосию, чтобы скончать здесь живот свой. Более не спрашивайте».
После этого преподобный вошел в пещеру, закрыл в нее дверь и пробыл здесь еще 12 лет. В продолжение этого времени он не сказал ни с кем ни одного слова, плакал день и ночь, мало вкушал хлеба и только через день пил немного воды. Перед кончиной в 1176 году преподобный Афанасий повторил свои наставления братии, а после кончины явил дар чудесного врачевания.
Преподобный Эразм, черноризец Печерский, жил в XII веке. Все свое имущество он отдал церкви Божьей Матери, за что был вознагражден дивными знамениями небесной милости. В чудесном видении Матерь Божья сказала ему: «Ты украсил церковь Мою, Я украшу тебя в царствии Сына Моего».
Преподобный Агапит, первый врач Печерский, скончался в 1195 году. Подавая помощь больным, не спрашивал с них никакой платы, за что его прозвали безвозмездным. Когда кто-нибудь из братии тяжело болел, он переселялся в келью больного, служил ему, поил зельем, которое сам приготовлял, обмывал и перевязывал раны. А если нужно было, носил больного на руках.
Самым чудесным образом исцелил он князя черниговского Владимира Мономаха (будущего великого князя киевского), страдавшего тяжелым недугом. Послали в Печерский монастырь, прося прислать в Чернигов инока Агапита, но тот отвечал: «Если идти к князю, то и ко всем надо идти. Упаси меня Бог ради славы человеческой выйти за монастырские врата». Однако вручил княжескому посланцу самое простое зелье, но с молитвой. Князь начал употреблять его и вскоре почувствовал облегчение.
Будучи в Киеве, князь пришел в Печерский монастырь и пожелал отблагодарить Агапита, но тот скрылся так, что его не могли найти. Когда же княжеский боярин все же обнаружил Агапита в келье, то положил перед ним принесенные дары. Агапит же сказал ему: «Никогда ничего не брал я у кого бы то ни было. Стану ли теперь терять настоящую награду свою из-за золота? Поезжай и скажи князю: пусть отдаст нуждающимся. Я же, Агапит, ничего не мог сделать без воли Божьей».
Преподобные Иоанн и Феофил — родные братья, подвизавшиеся в Печерской обители в XI веке и после смерти почивающие в одном гробе. Преподобный Иоанн, уже будучи мертвым, по гласу святого гробокопателя Марка подвинулся на могильном одре своем, чтобы уступить место старшему брату, для которого святой Марк хотел заранее приготовить могилу А последний, тронутый таким послушанием, провел остаток дней своих в непрерывных слезах.
Преподобный Марк, пещерник. В обители он копал могилы для усопших братьев, поэтому его еще называли гробокопателем. При его мощах прежде находился небольшой медный крест, который внутри был пустым. Как рассказывает предание, крест этот служил преподобному Марку мерой питья на каждый день. Но так как паломники тоже хотели пить святую воду из этого креста, а место здесь было тесным, то крест впоследствии перенесли во Введенскую церковь, расположенную при выходе из Ближних пещер.
Священномученик Кукша с 1215 года проповедовал веру Христову в земле вятичей, живших на берегах Оки. Осеняемый благодатью свыше, он творил многие чудеса и успел окрестить многих язычников, но упорнейшие из них вооружились против него и отсекли голову и ему, и его ученику.
Преподобный Пимен, многоболезный, скончавшийся в 1139 году. Слабый здоровьем с самого рождения, он был крепок своими упованиями на Бога Родители привели его в Печерский монастырь для исцеления, но вместо этого он стал просить себе продолжения болезни. В одну из ночей пришли к нему ангелы небесные в виде игумена с братией, постригли его в иноческий образ и предсказали ему болезнь до самого смертного часа. Зато вместо здоровья преподобный Пимен получил дар исцелять других. Двадцать лет пролежал он на смертном одре и только перед последним часом встал здоровым и обошел все кельи, прощаясь с братией.
Преподобный Нестор-летописец, иеродиакон Печерский, скончавшийся в 1111 году. Посвятив себя Богу с детского возраста и исполняя все заповеди Христовы, он со вниманием слушал устные предания древности, посещал памятники и могилы князей, беседовал со старцами киевскими и путешественниками, читал византийские летописи и церковные записки. И сделался отцом отечественной истории. Автор житий князей Бориса и Глеба, Феодосия Печерского; первой редакции «Повести временных лет». Мощи его покоятся нетленными в серебряной раке, над которой укреплена медная вызолоченная доска с именем летописца. Ее в 1826 году прислало Общество истории и древностей российских.
Преподобный Евстратий, скончавшийся в XII веке. В 1096 году он был уведен в плен половцами, потом продан в Кор-сунь одному еврею, который за непреклонность Евстратия к иудейской вере мучил его, морил голодом и, наконец, в праздник Пасхи распял на кресте, а потом бросил в море. Тело преподобного чудесным образом было отыскано верующими и привезено в Печерский монастырь.
Преподобный Моисей Угрин (венгр) — один из телохранителей князя Бориса. После смерти князя некоторое время служил его сестре Предиславе, а потом, как и многие киевляне, был уведен в плен польским королем Болеславом. Преподобный был известен своим целомудрием, которое не захотел променять на любовь одной знатной полячки Тогда его посадили в яму, морили голодом, ежедневно секли, но он оставался непреклонен Пылая злобой и местью, полячка приказала оскопить его и с позором изгнала из своего дома. Больной, добрался он до. Киева и укрылся в пещере преподобного Антония, до смерти сохранив благодатный дар укреплять всех в целомудрии.
Преподобный Иоанн Многострадальный тоже был известен своим целомудрием. Он по шесть дней не принимал пищи, носил тяжелые вериги, закапывал себя в землю по плечи и в таком житии провел целых 30 лет. Перед кончиной вкопал себя в землю по грудь и в таком положении оставался долгое время. Только голова его, покрытая пеленами и скуфьей, выглядывала из земли.
Много паломников стекается и в трапезную, где святые отшельники при жизни своей собирались по субботам вкусить скудной пищи и где ныне находятся 6 гробниц с их мощами. Трапезная церковь прославилась чудом, которое произошло в ней в день Пасхи 1453 года.
Священник Дионисий, по прозванию Щепа, войдя окадитъ усопшую братию, встал посреди церкви и с живейшим чувством любви к воскресшему Господу воскликнул: «Святые отцы и братья: сегодня великий день — Христос Воскресе!» И усопшие иноки единогласно ответили ему из своих гробов: «Воистину воскресе!» Пораженный свершившимся чудом, отец Дионисий после этого провел последние дни своей жизни затворником в тесной пещере.
Преподобный Алиппий — древнейший из всех известных иконописцев русских. Он изучал это искусство у греков, украшавших Великую церковь Киево-Печерской лавры. Часто просил друзей своих, если увидят в какой-нибудь церкви иконы обветшалые, то чтобы приносили ему. Он их подновлял, любил свое искусство и работал целыми днями, а все заработанные деньги употреблял на святые иконы, на краски и милостыню. В «Житии» его говорится, что все жаждали благословения от дела рук его. Иконы, которые он начинал писать, дописывали ангелы, поэтому они оставались целыми даже среди пламени и разрушения.
Преподобный Симон, епископ Суздальский с 1215 года.
Перед Богом тебе молвлю: всю мою славу и власть я вменил бы в прах, если бы мне щепкою торчать за вратами или валяться сметьем в монастыре Печерском и попираему быть людьми, ибо лучше день в дому Божьей матери, чем тысяча лет временной чести.
Так писал он к иноку Киево-Печерской лавры Поликарпу в первой половине XIII века в великой своей набожной любви к этой обители, в которой сам прежде был иноком. Преподобный Симон заботливо собирал все сведения и поедания об обители, составил жития некоторых угодников Печерских и написал сказание о создании, украшении и освящении Великой церкви. По смерти завещал перевезти тело свое в Киево-Печерскую лавру.
Святой мученик отрок Иоанн, сын варяга Федора. В 983 году (еще до Крещения Руси) языческие жрецы убили их обоих за преданность вере Христовой. Ему молятся супруги, не имеющие детей, прося дать им желанное дитя.
Преподобный Никон Сухой, родом из киевлян. При нашествии на Киев половцев был взят в плен и отведен в половецкую землю. Хозяин, которому он был отдан, боялся с его стороны побега и подрезал ему жилы под коленями. Но узник исчез с глаз стражи и чудесным образом возвратился в Печерский монастырь. Спустя некоторое время прежний хозяин его пришел в обитель и увидел там своего бывшего пленника — высохшего от ран, но живого и бодрого. Пораженный половец принял святое крещение, постригся в монашество и служил своему бывшему невольнику до самой кончины его.
В 1700 году у Ближних пещер полтавским полковником Павлом Герциком была возведена каменная Крестовоздвиженская церковь. С XIX века она служит усыпальницей киевских митрополитов, в частности здесь погребен Филарет Амфитеатров, которого желчный писатель Н.С. Лесков в своих «Мелочах архиерейской жизни» характеризует весьма положительно, называя его «младенцем в митре».
В некрополе Ближних пещер находятся могилы П.С. Кайсарова — адъютанта М.И. Кутузова, Е.В. Путятина — государственного деятеля, дипломата, участника Наваринского сражения.
На территории Ближних пещер сохраняется плита над могилой видного представителя Православной церкви, схимо-архиепископа Антония (в миру князя Давида Абашидзе). В бытность свою инспектором Тифлисской духовной семинарии он исключил из нее студента Иосифа Джугашвили — будущего Сталина.


Илья Муромец

Дальние пещеры
Дальние пещеры называются еще пещерами преподобного Феодосия, потому что в одной из них он подвизался некоторое время и по кончине своей был здесь погребен.
В келье преподобного Феодосия в Дальних пещерах находятся его каменное ложе и гроб, устроенный в углублении южной стены его церкви. Под верхней доской с изображением лика святого угодника Божьего внизу находится небольшое отверстие, через которое можно видеть могилу, 17 лет хранившую нетленные останки святого. Потом могила была раскопана руками блаженного Нестора, и останки преподобного Феодосия были перенесены в Успенскую церковь Киево-Печерской лавры.
Дальние пещеры находятся на расстоянии 100 саженей от Ближних, и ведет к ним через сад деревянная галерея, оканчивающаяся небольшой площадкой, на которой расположена каменная церковь во имя Рождества Пресвятой Богородицы. Построена она была в 1696 году на том месте, где раньше стояла деревянная церковь, сооруженная преподобным Феодосием.
В этой церкви почивают нетленные мощи преподобного Лонгина, вратаря Печерского (стражника при вратах), который за свою особую святость и великое послушание стяжал дар прозорливости. Он видел все помыслы и намерения людей и, сидя при вратах монастырских, пристально наблюдал за входящими в обитель: добрых одобрял и ободрял все их намерения, злых — укорял и обличал, а потом направлял на путь добродетели. Но еще больше преподобный Лонгин следил за входящими в свою душу помыслами и во все дни заботился о том, чтобы вступить в единение с Богом и войти в Царствие Небесное.
Над самым входом в пещеру в XIX веке была построена церковь во имя Зачатия Святой Анны, возведенная на месте обветшавшей, сооруженной еще преподобным Варлаамом. Из Зачатьевской церкви устроен вход в пещеру, которая, спускаясь ступенями с вершины холма, приводит в небольшую каменную башню, служащую преддверием пещеры. Святынями ее являются мощи святых угодников Божьих, мироточивые главы неизвестных по имени святых и три церкви, устроенные в разных местах пещеры. При входе в нее через башню паломники поклоняются нетленно почивающим мощам, среди которых мощи:
Преподобного священномученика Лукиана, в 1243 году пострадавшего от войск хана Батыя, как говорится в надписи на одной древней доске. Больше о преподобном Лукиане ничего не известно.
Преподобного Лаврентия, затворника, который возненавидел суету мирскую и захотел удалиться в темную пещеру, чтобы постом и молитвой сподобиться общения с миром ангельским.
Преподобного Мартирия, диакона, который за свою великую чистоту и постнические подвиги получил от Бога дар чудотворения, так что при жизни многие обращались к нему за помощью в своих делах и нуждах.
Преподобного Илариона, схимника, который, как полагают, и был тем пресвитером из церкви села Берестова, кто первым выкопал на холме пещеру, а потом стал митрополитом Киевским — первым из русских, а до того времени митрополитами были все греки. Это был пастырь благочестивый и просвещенный, а написанное им «Слово о законе и благодати» является первым дошедшим до нас авторским произведением древнерусской литературы. Оно представляет собой праздничную пасхальную проповедь, в которой митрополит Иларион живо, глубоко и с теплотой изъясняет превосходство Нового Завета, как завета всеобъемлющей спасительной благодати, дарованной людям Иисусом Христом; потом с радостным умилением изображает торжество Христовой веры в земле Русской и прославляет великого князя киевского Владимира.
Преподобного Феодора, князя Острожского. После многих трудов и подвигов Федор Данилович оставил прелесть и славу земного мира и принял святое иночество, отличался смирением и безмолвным подвизанием.
Преподобного Феофила, последнего епископа вольного Новгорода. Во время смут он постоянно призывал горожан не изменять православию и не отдаваться под власть литовцев, а также призывал примириться с великим князем московским Иваном III. Марфа Борецкая, жена новгородского посадника, волновала вече и народ, и в 1487 году епископ Феофил был посажен в Чудов монастырь, где он тяжело заболел. По преданию, во сне увидел Святого Нифонта, епископа Новгородского, который сказал ему: «Ты обещал поклониться святым печерским чудотворцам и не исполнил этого. За то Господь сократил годы твоей жизни. Разве ты не знаешь, что не исполнивший обета, данного Богу, не увидит лица Божия!»
Проснувшись, святой Феофан немедленно отправился в Киев, но болезнь продолжала преследовать его в пути. Он уже достиг берегов Днепра и неподалеку от города получил от Господа откровение, что не доберется живым до желанных пещер, и только тело его упокоится здесь. Святое тело усопшего архиепископа приплыло к Печерскому монастырю и было погребено в Дальних пещерах.
В Дальних пещерах покоятся и мощи преподобного Григория, чудотворца, отличавшегося подвигом воздержания и постничества. Пищей ему всю жизнь служило невареное зелье, а питьем — вода. День и ночь он проводил в молитве и своей праведной жизнью сподобился от Бога дара чудотворения: все больные, которые вкушали приготовленное им зелье, тут же исцелялись.
Преподобного Ипатия, целебника, весь день трудившегося на послушании монастырском, а ночью стоявшего на молитве. Вкушал он только хлеб и воду (и то в малых количествах) и очень мало спал. От Господа он получил благодатный дар исцелять возложением рук на больного.
Преподобного Моисея, чудотворца, умерщвлявшего плоть свою постом и молитвой. Собственными руками он сделал железный пояс и крест и носил их на своем теле. Любимым его ежедневным подвигом были бесчисленные коленопреклонения, от которых он просветился душой и получил от Господа дар чудотворения.
Преподобного Нестора некнижного, названного так для отличия от Нестора-летописца. Оставив мир с его суетными страстями и заботами, Нестор некнижный усердно служил Господу, никогда не дремал, а молясь, всегда старался мыслить только о Боге. За это удостоился во время богослужения видеть Господа Иисуса Христа со святыми ангелами и получил откровение о своей кончине.
Преподобного Памвы, затворника, которого еще называли Послушливым. По преданию, он был в плену у язычников, где пострадал за веру Христову. Язычникам он говорил: «Ваши боги прокляты, а я верую во Христа истинного — всемогущего Бога, который сотворил небо и землю и может избавить меня от рук ваших молитвами Печерских старцев». И действительно, ангел Божий чудесным образом освободил преподобного Памву от цепей и перенес живым и здоровым в его келью. После этого преподобный заключился в затвор, чем и угодил Господу своим благочестивым житием.
Преподобный Софроний, затворник, ежедневно носивший на себе власяницу и железный пояс Он выучился грамоте уже в зрелом возрасте и потом ежедневно прочитывал всю Псалтирь.
Преподобный Мардарий, затворник-нестяжатель. Кроме поста, молитв и послушания, он еще особенно подвизался в нищете и нестяжательстве. В келье его не было ни одной вещи, кроме одеяния, которое преподобный Мардарий носил на себе.
Преподобного Амона, по благословению игумена Печерского путешествовавшего на святую Афонскую гору и в святой град Иерусалим. Вернувшись оттуда, он жил в затворе так благочестиво и свято, что даже старцы брали его себе за образец иноческой жизни. Преподобной Амон заботился только о приобретении богатств нетленных и, затворившись в пещере, своими подвигами разрушал все козни бесовские.
В церкви Благовещения почивают мощи Преподобного Евфимия, схимника, жившего в безмолвии в подражание добродетелям великих святых. Часто с величайшим благоговением приносил он бескровную жертву и своими молитвами достиг духовного общения с ангелами. Потом принял великую схиму и предался совершенному безмолвию, только для молитвы и скудной пищи отверзая уста свои. За благочестивые подвиги Бог удостоил преподобного Евфимия райской сладости и славословия на небе, где он о нас молит милосердного Бога.
Преподобного Вениамина, из богатых купцов, который обратился к иноческим подвигам, размышляя над словами Священного Писания «Легче верблюду пройти в игольное ушко, чем богатому в Царствие небесное». Отнеся данное изречение прямо к себе, он раздал все свое имущество в храмы Божий и нищим, а сам постригся в Печерском монастыре и до конца дней своих угождал Богу постом, молитвой, нищетой и послушанием, за что получил от Всевышнего венец славы вечной.
Преподобного Тита, который сначала был воином и отличился во многих сражениях. Но получив опасную рану в голову, он оставил воинскую службу и поступил в Печерский монастырь, где до конца жизни оплакивал грехи свои и перед смертью получил от Господа прощение.
В церкви преподобного Феодосия почивают:
Преподобный Макарий, диакон, еще в юности избранный Богом на служение Ему и призванный на житие иноческое. Оставляя детские игры и забавы, он хранил молчание и воздерживался в пище, как муж совершенный, хотя был еще отроком. В детстве он сильно болел, но Господь исцелил Макария, и родители отдали его в Печерский монастырь. Преподобные отцы полюбили его за кротость и смирение, научили читать и всяким иноческим добродетелям.
Преподобный Пимен, постник, который днем молол зерно в жерновах, носил дрова для всей братии, а ночью молился. Хлеб он вкушал только один раз в неделю (и то очень мало), но никогда не ослабевал от поста и труда.
Неподалеку от кельи преподобного Феодосия находится часть мощей святого младенца — одного из детей, убитых по повелению царя Ирода при Рождестве Спасителя. Эта святыня была привезена в Киев в 1620 году Иерусалимским патриархом Феофаном.
Здесь же покоятся мощи преподобного Силуана, схимника, ревностно заботившегося о чистоте душевной. Плоть свою он изнурял постом, а душу очищал молитвой и однажды молитвой даже связал хищников в своем огороде. Злобные же соблазны духовных воров он предвидел заранее и отражал их козни не только от себя, но и от других.
В Дальних пещерах покоятся останки легендарного Ильи Муромца, которого многие из нас воспринимают только как былинного богатыря. В действительности же Илья из города Мурома жил в XII веке. Совершив множество ратных подвигов, он на склоне лет нашел тихое пристанище в обители Киево-Печерского монастыря, где вел размеренный образ жизни и замаливал свои грехи. По версии кандидата географических наук С. Хведчени, Илья Муромец умер в 1203 году, во время опустошительного набега на Киев объединенных войск Рюрика и половцев. Город был взят приступом, Киево-Печерский монастырь и Софийский собор разграблены, все церковные ценности расхищены, а большая часть Киева сожжена. Враги безжалостно расправлялись с жителями, не щадя ни старцев седых, ни детей малых. Конечно же, славный богатырь Илья Муромец не мог оставаться в стороне от битвы, вновь ему пришлось взяться за оружие, и немало противников положил он в том бою, но и сам был смертельно ранен. После смерти он был погребен в Дальних пещерах Киево-Печерской лавры, где и сейчас покоятся его мумифицированные останки.


«Новая» увидела, как сушат одежды преподобных и святителей. В такие дни над Лаврой всегда солнечно. Святые отцы не любят об этом рассказывать, но нам, мирянам-прихожанам, это интересно. Оказывается, ежегодно в Петров пост (в этом году он длится с 15 июня по 11 июля)в подземных помещениях Киево-Печерской лавры проводят генеральную уборку. Белят стены и своды пещер, очищают от воска полы, масляной краской красят подиумы, на которых установлены священные гробницы, но самое главное, монахи переодевают мощи святых, которых в Лавре — 123!
Мирских особ к процессу переоблачения не допускают, но для «Новой», с позволения настоятеля Киево-Печерской лавры архиепископа Павла, сделали исключение — разрешили присутствовать при выносе святых останков после переодевания и возвращении их на свои места в пещерах.
На этой седмице (неделе) в течение двух дней поднимали и переодевали святых из Дальних пещер. Уже в пять утра братия «с радостью и трепетом, дерзостью и страхом» приступала к священнодействию. Сначала проводится молебное пение акафистов, в которых прославляются святые, причем обращаются к ним, как к живым. Затем мощи бережно извлекают из рак (гробниц) и по подземному ходу заносят в специальное двухэтажное помещение. Уже там, помолившись, монахи снимают одежды со святых мощей, к каждой ризе прикалывают записки с их именами.
Одежды сушат под открытым небом на обычных веревках. В подземельях остаются только замурованные угодники-затворники, в свое время связь которых с внешним миром осуществлялась через маленькое окошко в стене, служившее для передачи еды. Затворник считался умершим, когда еда оставалась нетронутой. Сегодня у заложенных окон стоят иконки, монахи обители верят в святость останков и возносят им молитвы.
В течение всего дня дьякон читает молитвы над мощами. После вечернего богослужения братия вновь собирается и облачает святых угодников.
— Соприкасаться со святыми останками для нас огромные честь и чудо, — поведал «Новой» отец Стефан. — Стараемся, чтобы все могли поучаствовать в священнодействии: одни облачают, другие разоблачают. Мы сушим только одежду, не мощи. Как и Христа во время страданий на кресте не покинуло божество, так и святые кости не покидает Божья благодать и благоухание. Бывает, ризы приходится заменять на новые, но случается это крайне редко, шьют их в лаврской пошивочнице.

Примечательно, что какая бы ни была в эти летние дни в Киеве погода, над Лаврой всегда солнечно. Это означает, что дождь ни разу не намочил одеяния святых. Считается, что священный ритуал переодевания уже сам по себе чудо, способное излечить любые болезни и отвадить зло.
Облачают мощи по строго установленному порядку. Преподобных одевают в зеленые одежды, при этом они должны соответствовать сану, в котором находились угодники, когда Господь призвал их к себе.
Кроме того, им придают атрибуты сана. Например, митрополиту Киевскому преподобному Филарету в раку кладут палицу и митру, а одевают в саккос — просторную ризу с тридцатью тремя пуговицами и звонцами, благовещающими о слове Божьем, а также омофор — широкие ленты на плечи и спину, символизирующие заблудшую овцу, принесенную на плечах в дом. В зеленых ризах и Григорий-чудотворец, исцелявший больных сырыми овощами, и Арсений-трудолюбивый, у которого сегодня, как никогда, люди просят хорошую работу. Диакон Мартирий изгонял бесов, его до сих пор молят о том же.
Священномучеников облачают в красное. Среди них митрополит Киевский Владимир Богоявленский, расстрелянный в 1918 г. рядом с Лаврой. Святой благословлял своих распинателей и просил для них прощения у Бога.
Святителей же одевают в золотисто-желтые одежды. Архиепископ Феофил Новгородский нашел тут упокоение после того, как в Новгороде ему явился почивающий в Лавре епископ Нифонт и напомнил о данном когда-то обещании приложиться к лаврским мощам. Феофил отправился в Киев совершенно больной, в дороге ему явился Господь и пообещал упокоение в Киево-Печерской обители. Он так и не приложился к мощам, но сам был причислен к лику святых и таки попал в Дальние пещеры навсегда.
Схимникам (это третья ступень монашества, высокий ангельский чин) положена схима — мантия без рукавов поверх одеяния. Скажем, мощи одного из наиболее известных лаврских схимников Силуана, которому обычно молятся о возвращении похищенного (однажды он по дару прозорливости узнал, что воры забрались в сад, силой молитвы связал их и привел к покаянию). А на схиме Нестору Некнижному написано: «Сердце чистое созиждива мне Боже». Неграмотный паренек, он в одночасье выучил Священное Писание. В основном ему молятся студенты и школьники.
Вынос переоблаченных святых мощей из домика в пещеры — торжественная и трогательная процедура. Впереди дьякон со свечой, а за ним монахи с раззолоченными свертками в руках. Несут они мощи действительно трепетно и радостно — точно так мирские выносят из роддома новорожденных младенцев. Красиво и торжественно возвращают мощи на свои места.
Святых переодевают с радостью и страхом


Монах, сейчас известный как Преподобный Марк, жил в 11 века в Киево-Печерской лавре.
По результатам антропологических исследований преставился в возрасте 35-40 лет. Мощи преподобного Марка покоятся в Ближних пещерах (Ближние или Антониевы пещеры — комплекс подземных пещер в Киево-Печерской Лавре, где покоятся мощи печерских подвижников, своего рода парижские катакомбы по-украински).
В те времена среди монашеской братии практиковался обычай: для уединенной молитвы монахи отправлялись в пещеры, и в их стенах вырывали себе углубление (подземные кельи). Преподобный Марк отличался большим трудолюбием: помимо молитв и строгого поста он успевал копать пещеры для совершения молитвы и для погребения усопших монахов (именно по этой причине получил своё прозвище), на своих плечах выносил вырытую землю. За свою работу подвижник ничего не брал.
Преподобный Марк не боялся смерти, но имел такую силу чудотворения, что мог воскрешать мертвых (так его вознаградил Господь за усердие в молитвах ). Существуют легенды о трёх подобных случаях:
Так, однажды, когда он по обычаю рыл могилу, то изнемог после долгого труда и оставил ее тесной и недостаточно расширенной. Случилось же так, что один инок, болевший перед тем, умер, и другого места для его погребения не оказалось. Мертвого принесли в пещеру и с трудом смогли уложить в тесную могилу. Тогда братия стала роптать на Марка, что из-за тесноты могилы они не могли как должно положить покойного и возлить на него елей. Марк сказал мертвому:
- Брат, так как место тесно, то сам подвинься, и, принявши елей, возлей его на себя.
Мертвый тотчас протянул руку и, немного приподнявшись, принял елей, возлил его крестообразно на лицо и грудь себе, и снова возвратил сосуд, а сам, на глазах у всех, возлег и почил.
Второй случай произошел с двумя братьями, преподобными Иоанном и Феофилом, для которых Марк выкопал общую могилу. Младший брат, преподобный Иоанн, умер первым, и его похоронили в отсутствии старшего, бывшего в отъезде. Когда преподобный Феофил возвратился и увидел, что брат лежит в могиле на принадлежавшем ему по праву старшинства месте, то стал укорять прп. Марка. Пещерник просил прощения и желая устранить недовольство, обратился к усопшему: «Брат, встань и уступи это место своему старшему брату...» И мертвый подвинулся во гробе. Увидев это, преподобный Феофил пал к ногам преподобного Марка и просил прощения.
Пещерник заметил ему, чтобы он больше заботился о своем спасении, так как через некоторое время его также принесут сюда. Святой Феофил решил, что скоро умрет, и раздал все, что имел, оставив только мантию. Он каждый день ожидал смертного часа, и никто не мог удержать его от слез или заставить вкусить сладкой пищи. От слез преподобный Феофил потерял зрение. Перед кончиной прп. Марк на просьбу святого Феофила умереть вместе с ним сказал: «Не желай смерти, она придет, хотя бы ты и не желал. Вот что послужит знамением близкой твоей кончины: за три дня до смерти ты прозреешь». Предсказание святого исполнилось. Тело преподобного Феофила положено в Антониевой пещере вместе с его братом.
Третий случай произошел, когда Марк заболел и не смог выкопать могилу для усопшего монаха. Преподобный передал через другого монаха просьбу к умершему: мол, брат, погоди отходить в Царствие Господне, еще могила для тебя не готова. Многие стали свидетелями чуда, некоторые от страха убежали, когда покойник пришел в себя и открыл глаза. На следующий день Марк передал, что обитель для новопреставленного готова – в тот же момент монах закрыл глаза и вновь умер.
Когда пришел срок Марка предстать перед Господом, то он сам ископал себе могилу. Вместе с ним покоятся медный крест - кувшин, из которого он пил воду, и который он столь освятил своими устами, что сообщил ему чудотворную силу исцелять тех, кто теперь пьет из этого креста. Так же считается, что шапка Марка также обладает целительной силой (под шапкой имеется в виду металлический головной убор весом в четыре килограмма).
Музей Погребальной Культуры обладает уникальным экспонатом, связанным с Марком Гробокопателем - освященной в Киево-Печерской Лавре иконой Преподобного с частицей его мощей и землей с места его упокоения.

@настроение: fisechko.ru/100vel/nekropol

@темы: украинские кладбища, обряды и традиции, мумии, катакомбы, древние захоронения, Жизнь тела после смерти, В гостях у La Belle Dame sans Merci