Ueber ewiger Ruhe

17:19 

Кладбище ссыльных литовцев. Поселок 86 квартал Томского района Томской области

Вольфганг Шеффер
Матушка, отойдите, не мешайте крестить Антихриста! (с)
Поселок 86 квартал находится на Левом берегу Томи, недалеко от города Томска. От трассы, идущей мимо пос. Тимирязевский его отделяет около 23 км. дороги - асфальтированной вначале, а далее - отсыпанной песком. Поселок 86 квартал - остаток системы лесхозов, которые существовали тут еще в годы Великой Отечественной, а расцвет их пришелся на 1960-е годы. От 86 квартала тянулась к пос. Тимирязево узкоколейка, и еще в 1980-е годы по ней бегали поезда.

Но участки выработали, восстановили посадки и ушли. На месте поселков теперь урочища, иногда - брошенные кладбища и тайга-тайга. Правда, разбитая на кварталы.
Поселок 86 квартал когда-то был большой - школа, фельдшерско-акушерский пункт, отличный клуб, баня, магазины, столовая... Старожилы вспоминают о нем не без тоски, но лесхоз ушел, и все прелести с ним.
Но в годы войны, и в послевоенные в этих местах леса заготавливали совсем другие работники. Один из старожилов сказал определенно: "Разные тут были. И эстонцы, и латыши, и литовцы, даже калмыки - в районе 56 участка, там...
Сейчас от поселка ссыльных литовцев осталось урочище, а напротив - кладбище. Брошенное кладбище и потому очень жуткое.

Его я посетила во время велопоездки на 86 квартал. Отсняла, как могла. Местами есть повторяющиеся кадры - всегда боишься что-то упустить.
Вот мои впечатления.
Собственно, там не одни литовцы были, и русские есть. Приезжали люди из Литвы. Сделали ограду вокруг части кладбища, но часть литовских могил явно осталась за оградой. Выглядит кладбище странно для наших мест. Необычной формы кресты, надписи по-литовски. Страшная картина разрухи - последнее время люди проявляют к нему интерес, но все равно - хаос и запустение. Местами ямы - выкапывают своих и увозят на родину. Еще больше - безымянных могил, и я не уверена, что, проходя по кладбищу, я не тревожила чьи-то кости. Да простят меня эти люди.
Кладбище это заслуживает того, чтобы люди не просто знали о нем, но и привели его в порядок.
Это - страница очень непростой истории моей страны. Сама я считаю, что лежащие в этой земле люди не заслужили такой доли, которая им досталась.
Можно возразить, мол, как это - не заслужили? Известны зверства бандформирований националистического толка. Так ведь тех самых бандитов не на поселения ссылали. Их ссылали в лагеря. Осуждали на каторгу. За конкретные преступления. На территории моего родного Северска до 1953 года было немало таких каторжан, в основном - украинских националистов.
А тут другое. Это - спецпоселенцы 2 категории. Такие же, как хлебнувшие по полной лиха кулаки 30-х годов. Сосланы далеко от места первоначального проживания, без суда и следствия, с минимумом вещей и инвентаря. Не только взрослые, которые могли быть пособниками лесных братьев, но и дети.
Собственно, власть, отправляя их на спецпоселение, сама признавала, что они не так уж виновны. (По нынешним временам - их, возможно, вообще виновными бы не признали.)
Если без эмоций, только по фактам, то в Литве происходили депортации дважды. Первый раз перед войной, в июне 1941 года - новоприсоединенные территории, правительство пыталось обеспечить надежные приграничья. Численность депортированных по Прибалтике (по данным Мемориала) от 200 до 300 тыс человек, исследования по проблеме не смотрела. Потому цифра вполне может оказаться меньше.
Вторая волна - 1949 год, март, когда по всей Прибалтике выслали чуть меньше 95 тыс человек (94 779). Из них литовцев было 9518 семей или 31 917 человек.
Это была так называемая операция "Прибой". По ней высылке подлежали семьи кулаков, бандитских элементов и националистов. Что такое "кулак" - это и на русском материале в 1930-е годы хорошо объяснили. Чаще всего - именно работящий крестьянин, живший достаточно за счет своего тяжелого труда. Что такое националист - собственно, под это определение мог попасть представитель интеллигенции, духовенства. На счет бандитов - тут все понятно... На счет членов семьи - уже меньше. Помню в советского времени книге Г. Федорова, археолога, было описание работы литовского этнографа. Пришел в дом, где примерно неделю как арестовали семью. Сгреб все декоративно-прикладные вещички. Не удержался, посетовал русскому археологу, что вот как, семью всю сгребли. А на его ответ: а вдруг это пособники бандитов, тех самых, что в соседней деревне активиста убили? - ответил коротко. Показал на детское платишко и сказал: "Ну эта точно с бандитами не сотрудничала". Интересно, та девочка - выжила? Или лежит в безымянной могилке на таком вот кладбище?
А смертность среди ссыльнопоселенцев была. Не поголовная, возможно даже - меньше 12%, которые указаны в одной из статей.
Адаптация занимала много времени. Во время транспортировки особо уязвимы были старики, дети, а в период начала обустройства на местах - взрослые мужчины. Кормежка плохая, а работы много. Тяжелой работы.
Переселенец 2-й категории имел право на медпомощь и 7-летнее образование. Раз в 2 месяца он являлся на поверку к коменданту.
Переселенный по второй категории нацмен (эти литовцы в данную категорию входили), не имел право возвращения на родину. В 1948 г. был принят указ, запрещавший депортированным народам покидать районы депортации и возвращаться на родину. Те, кто нарушал этот указ, приговаривались к лагерным работам на 20 лет. Но при этом представители депортированных народов не исключались из ВКП(б) и ВЛКСМ, не лишались избирательных прав. Вот это как понимать? Я имею ввиду членство в партии и комсомоле.
Снятия ограничений на перемещения пошли с 1956 года, и в 1958-59 многие из ссыльных стали возвращаться на родину. На начало 1960-х приходятся массовые отъезды. Сперва шли реабилитации, потом процесс заглох. Возобновлен был в Перестройку.
К тому времени, как разрешили возвращаться - крестьяне уже обжились. И, за исключением статуса врага народа по стилю жизни не слишком то отличались от колхозного крестьянина. Тот тоже не роскошно жил, и голодал, и в обносках ходил, и работал до седьмого пота - время то было тяжелое. Опять же - возвращение на родину депортированным разрешили скопом, без индивидуального разбора. Что снова говорит о том, что власть не считала их особо опасными.
А теперь зерна обиды всходят.
Одна из моих знакомых вспоминала: в Литве, уже в позднесоветское , подружилась с девушкой-литовкой. Ее родители отбывали тут, под Тимирязевым. Как стало можно - уехали. Так вот - они не говорили по-русски. Потому что звучание языка им напоминало время проживания в ссылке.
Каких времен наш поселок - военных (первой волны высылки) или послевоенных (то есть 1948 и позднее) я пока не нашла.
Вот фотографии кладбища.













Разруха и запустение.












Очень характерный крест.


Кажется, что каменный. Нет, дерево. Личные данные по-литовски написаны на комле креста.





Ограда более поздняя, кто-то из потомков сделал для предков все, что мог.






Кто-то вернулся домой. Увы, слишком поздно. Местные говорят: латыши, эстонцы - все своих выкопали и увезли.


Памятная табличка на литовском и на русском.


Слезы дерева.












Кстати о калмыках. В следующий поход мы через 56 участок поедем, вдруг, найдем их кладбище? Эти у нас точно с военной поры. Операция "Улусы" шла в после освобождения Калмыкии - в 1943-1944 году. Припомнили калмыкам сотрудничество с нацистами, дезертирство и службу на стороне врага. Опять же - всем скопом: и женщинам, и детишкам. Русским бабам, если были женами калмыков. И, кстати, если калмычка была замужем за русским - ее эта чаша миновала. 17 марта 1956 года калмыки были реабилитированы, и в 1957-1958 гг. им было разрешено вернуться на родину. Даже национальную автономию восстановили.

@темы: российские кладбища

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?
главная