The Highgate Vampire
La douleur passe, la beauté reste (с) Pierre-Auguste Renoir


Легенды и истории старой Праги. Путеводитель
Новый туристический путеводитель "Легенды и истории старой Праги" российского автора Галины Пунтусовой предлагает коллекцию легенд и историй о привидениях, населяющих Прагу. Путеводитель позволит заглянуть в прошлое города, вдохновит воображение и проведет по "мистическим" экскурсионным маршрутам.


Тайны старой Праги
Новый туристический путеводитель "Тайны старой Праги" российского автора Галины Пунтусовой позволит заглянуть в душу этого необыкновенного города и пройтись по Праге прошлых веков, когда еще происходили чудеса и таинственные события, многие из которых до сих пор не удалось объяснить.
Автор предлагает четыре маршрута, освещающие легенды, случаи и истории Старого Места, Малой Страны и Еврейского квартала Йозефов. Прогулка с Галиной откроет путешественникам другую Прагу, поможет увидеть ее изнутри, проникнуться особой энергетикой многовековой истории, запечатленной в каменной летописи Сердца Европы. Книга адресована путешественникам, которые хотят узнать о Праге больше, чем предлагают стандартные экскурсионные маршруты и путеводители.
Узкие улочки и величественные дворцы, роскошные сады и глухие тупики столетиями хранят легенды, до сих пор завораживающие наших современников. Колокола, звонящие в полночь без участия звонаря, ожившие статуи, плещущийся в величаво текущих водах Влтавы водяной - и это еще далеко не все!
Окунитесь в неповторимую атмосферу, где незримо переплелись прошлое и настоящее, реальность и вымысел, пройдя по четырем увлекательным маршрутам Матушки Праги, и вы обязательно вернетесь в этот замечательный город!


Почти все наши посты о легендах Праги полностью основаны на материалах потрясающего и лучшего сайта об этом городе - Прага. Тени минувшего. Тем приятнее, что автор не ограничился интернет-пространством и выпустил собранные легенды в печатном виде. Более того на корешке последних "Тайн" есть цифра I, а значит нас ждет именно двухтомник с подробными маршрутами для прогулок.
Эти книги просто сокровища для поклонников этого древнего города.
Единственный минус (если его таковым можно назвать): все-таки брать с собой двухтомник вряд ли кто-то решит. Поэтому для мистического настроения (и первого знакомства) лучше приобрести издание 2012 года. Оно компактнее и рассказывает о самых известных призраках всего города. А вот другие два (второе пока не вышло, но будем считать, что это дело времени) подходят больше для повторных поездок, когда очарование от основных достопримечательностей усвоилось, и уже есть потребность впитывать атмосферу и дух города через нюансы и маленькие штрихи, которые незаметны сразу. Статуи на фасадах, домовые знаки и прочие элементы истории на карте города.

Костел св. Якуба

За Унгельтом, если идти от Тынского храма, расположен костел св. Якуба и монастырь миноритов, о которых рассказано много случаев. Печальным героем одного из них стал Ян Вацлав граф Вратислав из Митровиц, который в старые времена был главным канцлером чешского королевства. В память о нем потомки в левом нефе оформили прекрасный памятник, под которым находится семейная усыпальница графов из Митровиц. С самыми большими почестями тут был похоронен первый из них, Ян Вацлав; однако либо врачи поспешили с анализом, либо к несчастью были другие обстоятельства, что смерть графа оказалась мнимой, и это не заметили даже самые опытные доктора. Он пришел в сознание, открыл глаза и руками нащупал крышку гроба. Понял, что его похоронили заживо, в ужасе разломал гроб и старался высвободиться из холодной усыпальницы. Кричал, бил кулаками об холодный камень, но все напрасно. В конце концов граф умер в подземельи от истощения, голода и страха, и только спустя некоторое время, когда хоронили в усыпальницу следующего члена его рода, всплыла правда. Ян Вацлав граф из Митровиц сидел в углу подземной камеры с опущенной головой, крышка гроба лежала невдалеке, и тогда все догадались, что тут произошло и какое тяжелое испытание досталось графу из Митровиц во тьме под памятником, прежде, чем он умер на самом деле.
Чтобы такое несчастье больше не повторялось, было принято решение прокалывать сердце кинжалом каждому умершему из этого рода. С тех пор каждый граф из Митровиц был похоронен с кинжалом в сердце. (с) prahafx.ru

Чехия: Погребальные традиции в старые времена

Фигурка пасхальной смерти и Смерть-невеста (Карнавальная маска. Начало XX в.)

Со смертью члена семьи был связан ряд представлений и обычаев. Считалось, что душа умершего способна вернуться на землю. Основой погребальных обычаев было препятствие возвращению умершего и исключение его из членов семьи и общества.
В некоторых областях старались забрать лишить хозяина его собственности, и для этого в гроб клали монету. Молодым людям в руку давали ветку мирты, а на голову надевали миртовый венок. Детей окружали освященными иконами.
Чтобы душа могла покинуть помещение, открывали окна и останавливали часы. Усопшему закрывали глаза и рот, чтобы он никого не мог взять с собой. Покойного облачали в особую одежду, называемую саван. Неженатых молодых людей одевали как на свадьбу, детей - в белые одежды.
Смерть в фольклоре занимает важное место и представлена во многих видах. От персонифицированного образа в сказках до рассказов о мире мертвых и духов. Персонаж Смерти в сказках играет двойственную роль. С одной стороны, ее боятся, избегают, а с другой - она часто выступает в роли помощника главного героя. Типичен, например, мотив бедняка, который выбирает Смерть своей тетушкой, потому что она справедлива.
Страх вызывали те, кто возвращался из посмертного существования - духи умерших. К ним относится и умерший жених из баллады Карела Яромира Эрбена «Свадебная рубашка».
В легендах встречается более «цивилизованный» образ Смерти. В рассказах о жизни реальных исторических лиц она как бы связывает предания с действительностью. Не смотря на то, что традиция часто изменяет жизнь исторического лица до неузнаваемости, вид смерти героя обычно описывает верно, хотя и овеивает его разными мотивами.
Тема смерти в произведениях народных умельцев связана с рекатолизацией Чехии в 17-18 вв. В этот период углублялось религиозное восприятие и с ним связанные культы Девы Марии, Яна Непомуцкого и др. святых.
Проявления религиозности возникли в изображениях христианского цикла. Наиболее известная тема связана со смертью Христа. Этот сюжет появляется во всех формах искусства - рисунки на стекле, иконы, статуи, разные типы крестов.

Несмотря на распространяемый Марианский культ, изображение смерти Девы Марии было не настолько популярно в народе. Чаще изображается ее вознесение. То же самое касается и остальных святых. В их изображениях использованы характерные атрибуты, указывающие, каким видом смерти они умерли или были замучены.
Интересны изображения угрозы смерти, например, падение с коня, предотвращение смерти обращением к Деве Марии и святым.
В 19 и начале 20 века в деревенских семьях часто умирали новорожденные. Глубоко верующие родители и родственники считали, что это по воле Божьей. Такой вывод следует из поговорки: «Бог дал, Бог взял».
Поэтому было важно, чтобы ребенок был окрещен. В некоторых случаях крестила и повивальная бабка. Так душа крещеного младенца могла попасть на небо. В гроб ребенку клали игрушки, освященные иконы, девочкам фартучек, чтобы могли собирать цветы на небесных лугах.
Некрещеных детей хоронили в углу кладбища.

Лента с картинками и текстами, которая символизировала воображаемый рост Девы Марии и Христа. Вторая половина 19 века.

Популярным амулетом была бумажная или шелковая лента с картинками и текстами, которая символизировала воображаемый рост Девы Марии и Христа. Народ верил в магическую силу этих лент, что они спасают от грозы и огня, от врагов видимых и невидимых.
Раньше траурным цветом был белый, символизирующий свет, день, невинность. Он остался при погребении детей и молодых неженатых юношей и девушек. Их укладывали в гроб, одетых как жених или невеста в миртовом венке. Остальная молодежь шла на похороны, одевшись как друзья жениха и подружки невесты.
Женщины надевали на похороны белые фартуки, белые чепчики и платки, девушки ходили в белых рубашках без пальто, а мужчины прикрепляли к шляпам белую ленту.
Покойного одевали в праздничную одежду, в которой он мог бы предстать перед Богом - в темный костюм. Женщины желали быть похороненными в национальном костюме, иногда в свадебном чепце на голове.
Женщинам, умершим при родах или в течение шестинедельного послеродового периода, в гроб клали занавес, который отделял постель матери с ребенком от остальной комнаты. Обувь на покойного не надевали, потому что и Иисус ходит в раю босым.
Подготовленного таким образом покойного клали на кровать или в гроб, где он оставался до погребения.
*

Расписные двери конца XVII века из аптеки капуцинского монастыря пражского района Градчаны.
Эти двери разделяли внутреннее пространство аптеки, и в них мог войти только аптекарь. Двери украшены изображением скелета в шляпе с ношей лекарственных трав. Изображение этого скелета должно было вызывать у посетителей уважение к знаниям аптекаря, который способен лечить болезни при помощи целебных трав, но одновременно символизировать и бессилие человека перед смертью.

И бонусом один очень атмосферный рассказ-зарисовка...

Луна и Кот. Пражские дневники


Черные тени прошлого устало скользят по ночному лабиринту старинных улиц, на мгновения замирая и бросая под ноги одиноких бродяг черный песок. Чертово мельничное колесо, поскрипывая, перемалывает застывшие часы и минуты, а тени минувшего на старой Орле, по привычке нашептывают мне самые страшные тайны шести городов. Глиняный бог презрительно наблюдает за спящими людьми и ждет своего часа. Время остановилось в этом каменном сердце, и только Смерть продолжает дергать за веревку старинный колокол, пробуждая ее величество Прагу от вечного алхимического небытия.
Прага. Сколько таинственных и невероятных легенд скрывают твои холодные каменные стены. Скольких путешественников заманила ты в свои коварные сети и намертво приковала к себе... Сколько кораблей, наполненных хрустальными шарами грез, разбилось о твои мрачные стены...
Прага-колдунья. О горе, если ты поддался ее демоническим чарам, о счастье, если не смог им устоять.
Пожалуй, ни в одном городе мира, нельзя так близко прикоснуться к загадочному миру привидений, колдунов, демонов и прочих порождений Тьмы, как в Праге. С наступлением сумерек, кажется, что сам Князь Подземного Мира, оседлав сонм летучих мышей, проезжает по кривым улицам этого Вышеграда, увлекая меня за собой в невероятное мистическое путешествие. Зачарованные замки, темные кладбища, подвалы и переулки, заклинатели, некроманты, ведьмы всех мастей и сословий мелькают передо мной, в невероятном танце: знакомые и не знакомые лица, морды горгулий и химер.
За мной читатель! Мы отправляемся в путь! Но будь осторожен: Духи Октября уже варят колдовской эль в ожидании Хеллоувина! Ведьмы поджигают блуждающие огоньки и ждут приглашения на Черный Карнавал!
За мной, мой незнакомый друг, я покажу тебе Чехию, такой какой увидел ее я… Черные коты будут сторожить Луну в Доме Доктора Фауста; заскрипят треснувшие черепа в часовне на окраине Кутной Горы; Голем вновь пройдет по еврейскому гетто; актриса Лаура будет искать свою отрубленную голову и только призрак Эдварда Келли, все также как и сотни лет тому назад будет ждать Ангела Западного окна в призрачном доме у последнего фонаря… за мной мой друг, если ты не боишься…

Часть первая. Пражские привидения.
В какой бы город я не уезжал, по каким бы странам не пускался в лихие загулы, Прага молчаливо следит за мной, своим суровым немигающим взором, полным надменного сожаления. Я вернусь, твержу я себе… Я обязательно вернусь в этот странный холодный город и закрыв глаза безудержно упаду в это сладкое пражское небытие, на гране смерти и вымысла…

Я неотвратимо сросся с этим мертвым остовом средневековья. Я стал его частью… Или… какая то часть меня навсегда утеряна в сырых катакомбах города оживших снов, деревянных марионеток и плачущих ведьм. Не плачьте Ведьмы, я уже в дороге, я скоро вернусь, меня зовет Прага.
День следует за ночью, Весна подгоняет сырой холод старухи Зимы, а в воздухе кружат нервными снежинками чужие мысли.
«Майер, Майер!» - стучат охрипшие колокола на часовне Святого Якоба, «Рин-ти-тин» - подпевает им Тынский Собор, «усните, усните» - шепчет старое мельничное колесо «Спите живые, кончилось ваше время, спите, пока Орла не разрешит вам проснуться, спите…»
Как только первые сумерки касаются шпилей Святого Витта, Прага погружается в свои колдовские грезы. Мерно стучит Метроном, Карлов Мост сгоняет с себя припозднившихся торговцев, и рыцарь Брунцвик заступает в свой ночной караул. Каменные львы зевают, осторожно озираясь по сторонам, ведь это так неприлично, показать свою столетнюю усталость. И только Черт с Карлова моста знает их тайну, как и все тайны Пражского града, но он об этом никому не скажет, разве что мне, да и то под склянку старого дорого абсента.
Старые газеты снуют у меня под ногами, Улица Нерудова, снова затеяла ремонт в своих каменных недрах, видимо прихорашивается в Преддверии весны. Ох уж эти пражские улицы, вечные кокетки, каждую ночь, спорите вы о своей красоте и важности, щеголяя новыми замками на своих дверях и подмигивая нарисованными окнами. Прошу Вас, потерпите немного, уймите своих каменных истуканов, и Вашими легендами будут почивать незваных гостей. Каменные грифоны искоса наблюдают и недовольно бормочут мне в след…куда торопишься? Каждому свой срок уготован, у каждой двери свой знак…
Не хочу с ними говорить, их каменная философия распространяется не дальше чем хвост Красного Льва из дома напротив. Я тороплюсь. Я спешу, туда, где кончается улица Алхимиков, туда где неслышна скрипка из Голодной башни, туда, за олений ров, туда на Старое черное кладбище, где похоронены предки Пршемысла, туда где дремлет в своем мертвом Величии Великая богиня Марана – царица не умерших мертвецов.
Именно тут, возле ее почтенных ног открываются каменные врата, выпуская в мир чешскую Нежить.
Я зажигаю черную свечу и хищный ветер Демонов подхватывает ее ледяное пламя и уносит с собой, пробуждая Пражских Привидений.
Прошло то время, когда каждый уважающий себя дом в Праге, гордо оберегал своих призраков, скрупулезно записывал их истории и гордо развешивал в своих окнах в канун Ночи Ночей. Прошло и другое время, когда призраков начисто вычеркнули из домовых книг и строго настрого запретили упоминать их имена, согласно новым декретам социальных реформ. Конечно кое-кто в тайне хранил парочку привидений у себя на чердаках, но полиция взывала к совести домовладельцев и скоро про них забыли.
Сейчас все по-другому. Очнувшись от долгого сна привидения возвращаются. Сначала с неохотой, потом с недоверием, стали прорастать эти инфернальные особы сквозь готические стены древних храмов, запугивая добропорядочных чехов и назойливых туристов своими визгливыми голосами. Тише, фантомы, тише, я знаю ваши секреты. Вам так охота поговорить, Вашим старым призрачным костям неведом вечный покой. Но, Вы дороги мне. Многих из Вас я нередко прятал в полах своего черного бархатного плаща, укрывая от рациональности обывателей. Вы все часть моего тайного пражского паноптикума, мои призрачные актеры. И только Влтава продолжает смесятся надо мной, коллекционером выходцев из небытия. Но не все так скептичны. Поговаривают что одна почтенная дама из Свиноброда, пристрастилась устраивать чаепитие с пражскими призраками, и они в благодарность за гостеприимство снабжают ее всеми Пражскими сплетнями. Кто знает, может именно после этих пиршеств, даму стали уважать многие чешские ведьмы, а некоторые и побаиваться. Кто знает, что там у нее на уме…
Поговаривают и о другом, что некоторые призраки стали настолько меркантильными что не брезгают позировать перед публикой, изображая деревянных марионеток в старом магазинчике на берегу Чертовки, а некоторые и вовсе науськивают книгоиздателей – да уж, всем нужна реклама, даже мертвецам.
Светает… Пражские призраки разбредаются по одиноким пристанищам. Печальный ангел летит на Ольшанское кладбище; Турок нехотя спрячет отрубленную голову своей невесты в мешок – боже как надоели ее причитания угрозы; Скряга перестанет ныть о гвозде в своем черепе; Лаура наконец найдет свою потерянную голову; генерал Олджих покинет свой пост на стене у Градчан; Красный черт соберет свои золотые дукаты и только дама из Свиноброда печально вздохнет вспоминая страшные истории, рассказанные ей в ночи Призрачным потомком Черт Знает Кого.
Начинается новый день и следовательно мне пора на покой. До встречи, мой незнакомый друг, до встречи в мире наваждений, чешских легенд и замков, в мире Магической Праги!

Часть вторая. Пражские ведьмы или Ночь плачущей собаки.
И в глубине зеленого абсента рождались удивительные вещи, чары закрывали глаза и бушующие сны Грегора Замса проникали в мое сознание. Я верю в твое колдовство.

Бездомный черный кот сидел у дверей старого театра марионеток и с интересом рассматривал отражение полной луны в большой черной луже, обречено лежащей на краю каменной мостовой.
Что это? – который раз задавал себе вопросы кот, медленно обходя лужу со всех сторон. «Чем оно может быть и почему оно лежит тут?» Вопросы в маленькой кошачьей голове вились неугомонным роем, не давай ни на минуту отойти от этого странного желтого блюдца.
Кот осторожно лизнул лужу и презрительно фыркнул. «Фуй, какая мерзость, понятно почему от нее избавились»- прошипел он и гордо подняв свой ободранный нос бежал к Дому Печальной Совы, может там ему удастся выклянчить хоть немного еды. Всем жителям ночной Праги была известна слабость хозяйки этого колдовского притона к черным котам. Кот оглянулся напоследок и ему показалось что луна в луже печально вздохнула, - Как же тяжело быть всего лишь отражением…
Кривая старуха с крючковатым носом монотонно пела, прислонившись к стене арки под Пороховой башней. Ее хриплый, свистящий голос с натугой вырывал из недр ветхого тела обрывки каких-то непонятных песен, а застывшие, подернутые молочной слезой глаза были устремлены в Ничто. Холодный ветер разметал ее грязные волосы и нетерпеливо рвал с ее плеч рваный платок. Стрелки главных астрологических часов дрогнули и замерли на отметке восемь, словно повинуясь неведомому приказу. Старуха улыбнулась. Новые веденья закружились в ее глазах, на мгновения перенося ее в далекое прошлое.
Какой бы долгой не была жизнь, молодость все равно проходит слишком быстро. Нет, сожалений не было. Она была любима, она была матерью, она была… Но что-то явно ускользнуло от нее в этом безудержном хаосе скупого размерянного бытия. Прага по каплям выпивала ее жизнь, выдавливала все желания, уничтожала мечты. Она так долго служила ЕЙ, что сил не хватало даже на смерть. Где-то за Вышеградом залаяли псы, пробуждая старуху от ее сумеречных воспоминаний. «Пора», беззвучно произнесли ее сухие посиневшие губы и собравшись с последними силами, старуха неторопливо пошла по серой февральской дороге. Одинокие прохожие, изредка бросали неодобрительные взгляды на одинокую кривую ведьму, уныло бредущую по еврейскому гетто.
Что-то выпало из кармана и медленно опустилось под ноги. Старуха опустилась на колени и с трудом превозмогая боль, пронзающую ее иссохшие пальцы, нащупала карту, непостижимым образом покинувшую совой изъеденный молью бархатный саркофаг. Засаленный листик Пражского Таро сделал было попытку вырваться и улететь, но передумал и остался лежать на сухих шершавых ладонях. Старуха давно уже не доверяла своим слепым глазам, но она точно угадывала значение каждой карты, по каким то иным, неясным знакам и пометкам.
Как же это было тяжело научиться читать судьбы людей... Картонные оракулы невозмутимо молчали и совершенно не хотели говорить с ней. Многие иностранцы, подсаживались к ней и с праздным любопытством наблюдали за ее неловкими манипуляциями. Некоторых это забавляло, а некоторые злобно плевали и уходили не дождавшись вразумительного ответа о своей новой пассии. Но голод и нужда были хорошими учителями. Карты освоились в ее немолодых руках и наперебой выкрикивали столько льстивых намеков и щедрых посулов, что по алчным улыбкам на лицах выхолощенных клерков, можно было смело прочитать – ну уж теперь Прага – Матушка ты у меня в кармане…Вскоре не только еврейские попрошайки но и великосветские дамы стали не гнушаться общества кривой гадалки. А в слез за молвой и ее величество Случай, вознаградил за удачно совпавшее гадание горсткой монет, да сырым подвалом в Доме у Зеленого Фонаря. Тем же летом, старуха подобрала за лавкой мясника Лойзы, щенка. Дрожащая, забитая палками тварь крепла, росла на объедках и вскоре превратилась в кудлатого серого кобеля, с большими висящими ушами и смешным куцым хвостом. Пес ревностно охранял свою покровительницу и злобно рычал на мальчишек с Житной, корчащих рожи и бегущих следом, картавя и прихрамывая на манер балаганных паяцев.
Эхо прошлого отступило. Карта горделиво возлежала в руке, полная ужасающего триумфа. Нарисованный на ней палач опустил свой кровавый топор. Старуха медленно поднялась, левая нога опять не слушалась, но надо было торопиться, ночь вступала в свои права.
Старуха спешила домой, туда где собака, склонив услужливо голову, подтолкнет к ней на встречу старый, набитый травой матрац и преданно положит свою большую лохматую голову на ее уставшие колени. Скрипнет гнилая половица, и из карих глаз собаки скатятся две жгучие слезы.
Собака прощалась со своей госпожой, завтра утром она уже не сможет ее разбудить и старая гадалка что многие годы сидела на ступенях оперного театра, навсегда исчезнет из жизни Праги, превратившись в одну из дешевых кукол в остроконечном колпаке, что продают на углу у Фруктового рынка.
Плачет собака плачет,
Горе и неудачи
Бережно в сердце прячет
Плачет собака плачет…
Старуха в последний раз запоет свою непонятную песню, похожую на древнее заклинание, а собака будет преданно слушать эти хриплые звуки, схожие со свистом ветра в конце октября. Пес закроет глаза и подумает о том, почему не выбрал другого хозяина, который бы мог лучше заботиться, у которого большой светлый дом, еда и не нет этого странного тяжелого запаха, исходящего от его госпожи. И собака завоет в такт песни старухи, то ли от боли, то ли от непонимания, то ли от собственного одиночества царящего на гране чужой смерти. И слезы вновь скользнут по серому свалявшемуся меху.
Черный бродячий кот остановился и прислушался. Да, не часто можно услышать как умирает Ведьма. В последнее время он не очень им доверял. Старый город прямо таки притягивал этих любителей чертовщины, не считая их глиняных и пластиковых подобий, уныло хохочущих чуть ли не во всех чешских кухнях. Хотя, как поговаривала его знакомая крыса, эти марионетки все-таки знают толк в колдовстве – еще вчера Божена из Дома Синий лилии и кофе не могла сварить, а сегодня, глядите-ка: они нашептали ей ночью чего-то в ухо и вот вам - палачинки с ягодой и вепревы коленца. Кот жадно облизнулся. После мыслей о коленцах его живот напомнил о себе резким спазмом и кот снова пустился в путь.
На Целетной улице кот остановился и прислушался, оживленная толпа молодых людей очень странного толка, гомоня и дипломируя видимо что-то очень мудреное, явно направлялась в его сторону, что было как-то не к стати. Вовремя отскочив к дверям только что отреставрированной кофейни, кот чуть не был сбит кем-то в причудливых штанах, невероятным образом обделанных кусочками кожи. Кот покачал головой. Вот они, современные потомки Эдварда Келии, никакого почтения к творениям ночи, никакого. Толпа медленно удалялась и только одна, похожая на котенка девчонка с удивительно белыми волосами, нагнулась и что- то подняла. На ее маленькой ладони лежала пожелтевшая от времени карта из пражского Таро. Богиня Судьбы на бумажном листке таинственно улыбнулась. Девчонка с нежностью прижала карту к своей груди, поближе к простенькому амулету, купленному ей недавно в знакомом Драгонарии и заметив на себе немигающий взгляд черного кота тихо произнесла: Я - ВЕДЬМА!
Кот усмехнулся себе в усы и поспешил дальше, к Дому Печальной Совы, где он надеялся, что его ждет ужин.
А в небе светила луна, наполняя Прагу чарующим светом неизвестности. Ведьмы вновь собирались на свой колдовской праздник, водяные умиротворенно кружили в волнах серебряной Влтавы. Спите люди, ведьмы наколдуют вам новые волшебные сны. Спите, пока Ночь плачущей собаки не кончилась.

Часть третья. Пражские ведьмы. На стыке реальности.
Средневековье вспыхнуло хищными кострами святой инквизиции и растаяло, отблеском неясных видений в венецианском зеркале Рудольфа II. Ведьмы облегченно вздохнули и снова приступили к своим древним обязанностям: ворожить любовь, шептаться с домовыми и пировать на Великом Шабаше. Закипят магические эликсиры в медных котлах на горе Броккен в Германии; проснуться древние мертвецы под Чертовым Дубом на Лысой Горе; Мудрые совы зашуршат крыльями вторя песням Пшишер на Горе Каменецки-Шенова в Чехии и Темный Лорд оденет свою рогатую корону. Пришло Время Ведьм.

В начале третьего тысячелетия, подозрительно много особ женского (а иногда даже и мужского) пола с головой окунулись в забытое древнее искусство колдовства. Школы магии и оккультные салоны стали расти как грибы после дождя, штампуя и клонируя очаровательных ведьм разного сословия и интеллекта. Почти в каждом городе мира, ведьмы без зазрения совести проникают во все сферы нашего существования.
Их можно встретить везде: и в парламенте, в магазине, в театре, в клубе и даже в интернете – тут этих «представительниц общества ограниченной магической ответственности» больше всего, не говоря уже про их новую ипостась – светскую ведьму. Ведьмы пишут книги (эту их привычку мы изучили уже давно), открывают лавки магической одежды, салоны кулинарной магии и без зазрения совести вторгаются в наши частные дома в виде добродушной соседки, картинки в календаре, героев новомодного сериала или удивительных кукол, уверенно восседающих на своих миниатюрных метлах.
Пожалуй, по количеству ведьм на душу населения, Прага смело может соперничать с такими общепризнанными центрами колдовства и магии как островов Мэн и даже Салем.
Как мне однажды сказала одна знакомая из Нимбурка (кстати сказать, дама весьма рассудительная и объективная, что впрочем не мешает ей иной раз разложить карты), что в Чехии так много ведьм, что их складывать некуда, их даже в магазинах распродают по ценам весьма умеренным (от 60 до 2000 крон).
Действительно, фигурки ведьм можно встретить в любом уважающем себе Драгонарии или гипермаркете.
Ведьмы всех сортов и окрасов, от самой маленькой, умещающейся на мочке вашего уха до гигантской – в рост человека, смотрят на Вас и настойчиво нашептывают - Купи нас! У меня дома их уже 8.
Каждая ведьма имеет свой характер, нрав и особенность. Одни владеют только таинствами приготовления пищи и следовательно их надо размещать в кухне. Другие, с магической книгой в руках, исполняют желание – говорят, что если записать желание в ее книге и оно непременно исполнится. Обидно, что в книге только одна чистая страница… Ведьма с красной свечой в руках, помогает в любовных делах, Ведьма с пузырьком эликсира, поможет при болезнях. Ну а Ведьма с мешочком, славится своими чарами для поиска богатства – положишь ей в мешочек монетку и жди обогащения.
Смешные и чудаковатые, зашитые в мешковину и непонятные лоскутки, сделанные из веток и хвороста, ведьмы мирно витают под потолком даже самых дорогих чешских ресторанов, хитро подмигивая друг дружке.
Да, много в Чехии ведьм, очень много…
Да и как может быть по-другому, когда Великая Либуше, основательница Праги, обладала всеми колдовскими способностями: предрекала грядущее, занималась целительством, была мудра и прекрасна. Слава тебе, велика мать чешского народа, дающая силу жить во все времена, хранящая в пучине Влтавы свои великие дары!

Оставив на время привороты по e-mail и прочие интернет чудеса, чешские ведьмы со всей своей неторопливостью, устраивают выставки, тренинги и семинары, на которых можно услышать лекции как о силе камней так и о новых веяниях в моде. Отдохнуть часок, другой от повседневности и закусить хрустящим ландгошем с крушевицким пивом. Как мало надо для счастья…

Интересно, что бы воскликнула Великая Мария Терезия, взирая на такое нашествие ведьм в свой королевский град? Несколько раз отклонив закон о казне ведьм, сейчас она бы крепко призадумалась, о данном неосмотрительном решении. Впрочем, сударыня Чехия всегда была лояльно настроена по отношению к колдунам, ведьмам и прочей чертовщине. Позорный столб на Старомесской площади, был не плохой заменой пылающим кострам, да и Рудольф II, сам тяготел к тайным наукам, окружая себя придворными алхимиками и предсказателями. В то время, как австрийские ведьмы вовсю коптили свои бока на кострах инквизиции, в Чехии ведьм переписывали, и учитывая степень их виновности либо высылали из Праги к черту восвояси или селили в отдаленных деревнях. Тех деревень уже нет и в помине, многие исчезли без следа, многие стали городами, а многие превратились в отдаленные районы Праги. Одним из самых таинственных считается район Дейвице, название которого происходит от слова «Dehna» - демон. История этого странного места известна аж с 11 века, именно тогда селение Дейвице, упоминается впервые. Возможно это было одно из тех поселений ведьм, так как жители этого селения проводили языческие обряды. Об этом нередко упоминали купцы, рядом с Дейвице проходил главный торговый путь в Чехии. Кто знает, может и сегодня блуждая по этому району можно встретить парочку загулявших демонов…
И нет ничего удивительно, что один из чешских Сканзенов Ботаникус до сих пор продолжает свое колдовское ремесло – плантации колдовских трав и кореньев, мыловарни и свечные заводики: на многие мили вокруг разносят тончайшие волшебные ароматы, способные погрузить Вас в готическое средневековье. Кто уж тут устоит. С марта по октябрь тянется нескончаемая вереница разноязычных поклонников герметических наук, что бы приобрести самые необходимые в колдовстве травы, настойки и амулеты. А о ароматном мыле из Ботаникуса, прознали многие солидные ведьмы. В разные страны и города, увозят они эти ароматные кусочки богемской тайны, дарующие чистоту, любовь, красоту и уверенность в своих силах, чего так часто не хватает…
Но вернемся в Прагу. Пражские ведьмы это существа совсем иного толка, чем какая-то надменная московская ведьма или развеселая киевская вдова, торгующую леденцами (Как уверяет Николай Васильевич – все бабы что торгуют в Киеве и есть ведьмы, надо только показать ей дулю да два раза плюнуть на ее хвост). Пражские ведьмы искренне гордятся своим средневековом происхождением, уверяют что знают всех чешских водяных и не редко вспоминают свои личные встречи с доктором Фаустом и Тихо де Берге. Кто их знает, дурачат они меня или говорят чистую правду? Я промолчу, пусть эта тайна останется только между нами.

Уверенно чеканя шаг, украдкой поглядывая на часы с напускным взглядом скучающей львицы, бежит по своим мистическим делам ПРАЖСКАЯ ВЕДЬМА. Уж сколько мне о ней успели порассказать, какие невероятные легенды и слухи ходят вокруг этой хрупкой чешской женщины с ликом харизматичной Гаргоны…
Кожаный плащ, словно крылья летучей мыши, вздрагивает от порыва ноябрьского ветра, готовый улететь. Черный зонт услужливо прячет Ведьму под свой шелковый палантин, скрывая от назойливых капель.
Но не один чешский дождь не сможет растопить ее холодного сердца, чем она очень гордится.
Ведьма бежит вдоль уютных трактиров, бежит не обращая внимание на дождь, Прагу и суету. И только сказки, которые ей нашептали Ангелы, греют искорку ее колдовской души. Беги ведьма, беги…
Многочисленные туристы умиротворенно посасывали кофе из белых фарфоровых чашек и изредка бросают в окна недовольные взгляды. Дождь монотонно стучит в пожелтевшие стекла витрин навевая грустные воспоминания. Прага плачет прощаясь с последними теплыми днями уходящего года.
О, всезнающие чешские ведьмы, на что не пускаетесь Вы, что бы проникнуть за грань дозволенного. Беспокоите по ночам лучезарных ангелов, ловите эльфов в Моравских лесах, пытаясь выманить у них заветный оракулы, начертанные на листах редких цветов, задабриваете водяных Эльбы, бьете поклоны Дьяволу из домика доктора Фауста, и все ради какой-то недостижимой цели, смысл которой мне не понятен.
Прага уверенно стирает из памяти многих своих магических героев: Кривая гадательница Марженка, Каббалист Альбрех Кисел, пан Войтех Тржин, водивший дружбу со многими подземными духами, да и не упомнишь их всех – безумных волшебников староместских лабиринтов.

Скоро отступит мороз и в преддверии Весны, зашумит, захороводит по городам и городишкам чешская масленица. Молодое пиво запенится в глиняных кружках и мельницы завертят своими жерновами, перемалывая старух в молодых красавиц. И еще долго в ночи будет трубить рог, провозглашая похороны веселого Бахуса.
А на 1 мая, соберутся ведьмы на свой фестиваль, заморочат своими шутихами детвору, замажут сажей щеки и разбудят фантастических чудовищ, в которых так хочется верить. Колдуй ведьма, колдуй. Мы тебя не боимся…?
Как воспоминание о чем-то забытом и сказочном, запылают во дворах, освещая ночное небо, соломенные куклы. Это тоже ведьмы. Гори ведьма, гори, уноси с собой былые обиды…

Вечерний трамвай увозил меня на север Праги. Улицы погружались в сиреневые сумерки, старинные дома зажигали тусклые огоньки, а уставшие от дневных забот ведьмы и маги съезжались на свой колдовской праздник.
Не было ни костров. пылающих адским пламенем, ни диких воплей обнаженных бестий, ничего того, что столь красочно описывают мистические романы. Но люди все подъезжали: кто на старинном автомобиле, кто на простенькой «шкоде», а кто и вовсе шел от метро пешком. Старые стены серого особняка наполнялись еле ощутимыми звуками взволнованной скрипки. Высший магический свет Праги степенно занимал места в камерном зале, стены которого украшали красные бархатные портьеры. На столах дымились благовония, в фужерах плескался изумрудный Абсент, и зал медленно наполнился пульсирующем гулом. Алхимические термины и обрывки заклинаний витали над головами загадочных личностей в странных одеждах, полностью погруженных в чарующую музыку магических богемских снов.
Я вышел, что бы ни мешать им, закрыв за собой позолоченные массивные двери. В коридорах суетилась молодежь, расхваливая новые амулеты и книги. Я осторожно заглянул в соседнюю комнату.
Современные последователи всесильных чешских колдунов, скромно сидели на полу небольшого зала и затаив дыхания слушали преданья о прошлом Чехии, об инквизиции и Молоте Ведьм. В их глазах пылали мистические пожары, древние заклинания и многочисленные вопросы.
- Куда улетала душа ведьмы, после того как сожгли ее тело?
Лектор медлил с ответом.
- Не знаю, - скромно ответил он, возможно их души уносили демоны или они сгорали в священном огне…
Да, возможно душа ведьмы сгорала без следа, а возможно превращалась в еще одну легенду, витающую под сенью старинных стен Праги. © Vaclav

Много прекрасного по тэгу кладбища Праги.

@настроение: Прекрасный сайт: prahafx.ru

@темы: чешские кладбища/Кладбища Праги, погребальные сооружения, поверья и приметы, обряды и традиции, загадки и мистика некрополей, Библиотека Вампира с Хайгейта, Haunted, Vanitas