La douleur passe, la beauté reste (с) Pierre-Auguste Renoir
Город мертвых в городе живых


Кладбища - неотъемлемая часть любого общества. Города мертвых - некрополи - всегда соседствовали с городами живых. И во все времена между ними существовала невидимая граница, нарушать которую при жизни решались немногие. Церковь, философски замечая, что «земля еси, в землю и отыдеши», считала грехом осквернение могил и нарушение покоя умерших. Мы же благополучно нашли в себе силы забыть о вековых традициях, оправдывая свою куцую память насущными потребностями растущего города.
Скорбная география.
На сегодняшний день в Минске официально зарегистрировано 19 кладбищ. Некоторые из них совсем маленькие и занимают, как, например, Пионерское, 1,1 гектара. В былые времена они создавались на окраинах, но город постепенно разрастался, и сегодня эти погосты стали его частью. Действующих кладбищ три - Северное, Михановичи и Колодищи. Самое большое кладбище - Северное, оно занимает 124 гектара. Некоторое время на нем почти не хоронили. Но теперь к нему прирезали участок земли, и кладбище снова действует. Кроме того, решением горисполкома в 1997г. были разрешены коммерческие захоронения на Кальварийском, Черниговском и Восточном (в народе - Московском) кладбищах, а также в Петровщине, Дворище, Тростенце, Сухарево, Уручье.Кладбища в Минске заселяются быстрее, чем сам город, и уже планируется создание нового под Дзержинском, оно будет называться Западное и занимать 53,6 гектара. «Первую очередь» откроют в этом году.
Практически на всех кладбищах города разрешено подзахоронение урн с прахом к уже имеющимся могилам родственников.Количество кладбищ, которые в свое время в Минске сравняли с землей, поражает воображение. Нас спасает лишь то, что мы просто не знаем, где они были.
Первое обнаруженное в Минске кладбище относится к ХIII в. Некрополь, где было найдено 21 захоронение знатных горожан, располагался на месте недостроенной минской церкви. Его точное местоположение большинство минчан узнало в мае 1999г. Именно на этом месте произошла трагедия на Немиге...Там же, на месте нынешней площади 8 Марта, когда-то находились две церкви минского замка - Николаевская и Рождества Богородицы. На святой земле храмов и храмовых дворов людей хоронили вплоть до XVIII в. Нет смысла сегодня рассуждать о том, насколько нравственно было устраивать праздник на могилах. Хотя бы потому, что на них стоит почти весь Минск.После Великой Отечественной войны территория университетского городка БГУ была частично замощена обломками надгробий. Дело в том, что начале ХХ в. здесь было большое еврейское кладбище. Еще одно находилось прямо на поле нынешнего стадиона «Динамо». А в 1909г. еврейская община с целью расширения кладбища по ул. Моисеевской (ныне - Клары Цеткин) купило несколько десятин земли у зажиточных татар. Впоследствии это кладбище, как и многие другие, сравняли с землей, а на его месте на ул. Сухой построили жилые дома.С XVI в. в районе ул. Тарасовской располагалось татарское кладбище. Сегодня это - тыловая часть завода холодильников. От некогда обширного захоронения осталась лишь одна могила.На ул. Лютеранской, которая в 1922г. была переименована в ул. Карла Либкнехта, располагалось лютеранское (или немецкое) кладбище с кирхой. В начале 80-х его в лучших советских традициях бульдозером сравняли с землей.В мае 1876г. священники Кафедрального собора во главе с епископом Минским и Бобруйским обратились к начальнику Минской губернии за разрешением на расширение православного кладбища, занимавшее тогда полторы десятины земли в конце ул. Сторожевской. Это было элитное кладбище, на нем хоронили дворян, купцов и зажиточных горожан. О нем вспомнили в конце 40-х гг., когда рыли котлован для кинотеатра «Спартак», и еще раз - в 80-х, когда сносили его вторую часть, располагавшуюся возле церкви св. Магдалины. Могилы разрывали экскаватором, из-под земли доставали мундиры с золотым шитьем, говорят, встречались и драгоценности...
В сентябре 1914 г . Минской городской управой было принято решение хоронить умерших от ран только на специальных братских кладбищах, чтобы увековечить память тех, кто отдал свою жизнь за родину. Такой некрополь с небольшой деревянной часовенкой был создан на месте пересечения Старовиленского и Долгиновского трактов. Хоронили на нем не только жителей Беларуси, но и воинов со всей Российской империи. Место это оказалось фатально несчастливым: в первые же дни оккупации немцы создали там концлагерь. Потом здесь расположился рынок, где торговали собаками, свиньями, рыбками да алым червем-мотылем. Несколько лет назад рынок снесли, чтобы на его месте построить жилой комплекс. По счастью, застройку удалось остановить.Огромное количество городских захоронений получило свое отражение в названиях улиц Минска. Так, ул. Смолячкова из-за того, что находилась между двумя кладбищами - Военным и на Золотой Горке - до 1955г. называлась Могильницкой.????? Кладбищенской.
Минск рос, расширялся и поглощал небольшие деревеньки и сопутствовавшие им погосты. К их числу относится кладбище деревни Большая Слепня, родового имения дворян Ваньковичей. Начиналось оно на горе, где в 30-х гг. построили обсерваторию, и занимало весь ее склон. Первый раз погост подвергся разрушению в 1937г., когда прокладывали Московское шоссе. Потом его «подрезал» проспект, но часть могил сохранилась до сих пор, хотя кованые и литые ограды, а также богатые памятники из мрамора и гранита исчезли безвозвратно.На бывшем кладбище стоит Торговый дом на Немиге, история которого уже отмечена несколькими самоубийствами. Совпадение? Кто знает...Большое количество захоронений расположено на территории Тракторозаводского поселка. Здесь лежат останки заключенных, строивших завод перед войной, советских пленных, которых во время войны пригоняли сюда на работу немцы, пленных, восстанавливавших завод после победы.В 1960г. литейному цеху N1 было выделено место для строительства 32-квартирного дома. Строили дом будущие жильцы модным в ту пору горьковским методом. Когда рыли котлован, выяснилось, что на пустыре очень близко к поверхности земли лежат останки немецких солдат. Часть их перезахоронили на территории авторемонтного завода. Но поскольку люди очень торопились побыстрее въехать в новый дом, решили не возиться, залили оставшееся бетоном, и продолжили строительство. В 1962г. в дом по ул. Щербакова, 5а въехали новоселы. Вот только жизнь у них не заладилась. Особенно у мужского населения, вымирающего там пугающими темпами. Старожилы зовут этот дом «проклятым».В середине 80-х на ул. Запорожской сгорел автобус «Икарус» с людьми. Трагедия произошла прямо на месте бывшего кладбища заключенных. Из окон общежития тракторного завода N9, которое стоит на большом захоронении, почему-то особенно любят выбрасываться самоубийцы... Мертвые будто мстят живым за неуважение к их памяти.Но, пожалуй, самое большое количество безымянных могил дала городу Великая Отечественная война. На территории Минска находилось 9 концлагерей, в которых были уничтожены и захоронены десятки тысяч наших сограждан. Самый первый концлагерь, созданный немцами, располагался возле деревни Дрозды (ныне - территория птицефабрики). Другой, называемый Красные Казармы, был на том месте, где сегодня находится воинская часть по ул. Я.Коласа. Захоронения уничтоженных там людей велись как в самом лагере, так и на прилегающих к нему территориях. На костях военнопленных стоят дома по пер. Калинина, часть домов по ул. Кнорина, сквер по ул. Толбухина. На ул. Широкой (ныне -Куйбышева) действовал «элитный» концлагерь СД, куда свозили коммунистов, комсомольцев и подпольщиков. Уничтоженных там людей хоронили в двух местах: на одном построен бассейн «Горизонт», на втором - школа возле подземного перехода к Комаровскому рынку.Постепенно в черте города оказались мемориал в Масюковщине, где не отмечены сотни захоронений, кладбище военнопленных у деревни Глинищи. Нет сомнения, что город будет расширятся дальше и раньше или позже дойдет до урочища Благовщина (район Тростенецкой свалки), где находится самое крупное в Минске место расстрела времен войны. Количество захороненных там - около 300 тыс. Наверняка город будет расти и в сторону Уручья. Тогда в его черту попадет Корнич-болото, что в 800 метрах от обелиска на 9-м километре. Общее количество похороненных там превышает 30 тыс.Впрочем, во время войны в Минске хоронили не только советских граждан. Между Академией наук и 1-й клинической больницей находится немецкое офицерское кладбище. Есть немецкие захоронения неподалеку от гостиницы «Агат». Сегодня там построен детский сад. Ирония судьбы: одно из мест, где похоронены пленные немцы, находится в непосредственной близости от здания, в котором сейчас располагается консульский отдел немецкого посольства.Есть в Минске и своего рода неофициальные мемориалы. В 1946г., после окончания Нюрнбергского процесса, по всей территории СССР прошла волна казней немецких военных преступников. В Минске в районе ул. Лодочной были повешены 18 человек. Несмотря на то, что на этом месте нет ни могил, ни памятного знака, до сих пор время от времени там прямо на земле появляются цветы.Но наиболее крупное немецкое кладбище находится прямо напротив Московского кладбища. Во время войны там были похоронены тысячи военнослужащих. Сюда привозили и захоранивали даже офицеров, убитых под Сталинградом. Похоже, что, будучи уверенными в своей победе, немцы собирались создать на этом месте крупный мемориал. Незаконные раскопки там начались практически сразу после окончания войны. До сих пор мародеры продолжают вскрывать могилы в поисках именных жетонов и прочих военных сувениров.
К сожалению, этот список можно еще долго дополнять...
Гори, гори ясно...
Мировой опыт погребения поражает воображение. Чего только не делали люди со своими мертвыми. В Сицилии до начала прошлого века знатного покойника бальзамировали и подвешивали за шею в фамильном склепе, зороастрийцы оставляли труп в пустыне, считая, что птицы и звери позаботятся о нем лучше, чем люди. В наше время капсулы с прахом выводят на околоземную орбиту, создают виртуальные колумбарии в Интернете. Перепробовав всю эту экзотику, человечество остановилось на двух основных способах расставания со своими покойными: кремации (предание огню) и ингумации (захоронение в землю). Ежегодно на нашей планете умирает свыше 50 млн. человек, в США количество кладбищ перевалило за 100 тыс., всего же их на Земле уже более 10 млн. Избавление от мертвых превратилось для живых в серьезную проблему.
Кремацию многие считают наиболее практичным и экологичным видом погребения. По прогнозам специалистов, в 2010г. она составит 60% от всех форм погребения. Отношение к ней у народа по-прежнему неоднозначное, основные аргументы «за» - экономия на дорогостоящем памятнике и возможность подзахоронения к уже похороненным родственникам. Основным аргументом «против» до недавнего времени было то, что сжигать тело - не по-христиански. Однако несколько лет назад православная церковь, идя в ногу со временем, изменила свою точку зрения, официально заявив, что кремация не противоречит церковным канонам. Но кремация - проблема не только религиозно-психологическая. Дело в том, что при горении органики выделяется огромное количество вредных веществ и ядов, в частности, чрезвычайно ядовитые диоксины, влияющие? на генофонд человека. Добавим сюда тепловое загрязнение и выбросы углекислого газа, и кремация перестанет казаться таким уж безвредным и экологически чистым видом утилизации трупов.Кремация таит в себе и еще одну опасность, о которой вряд ли задумываются люди, получая урну с прахом. Дело в том, что количество биомассы на Земле - величина постоянная, и, сжигая органику, человек выводит ее из существующего веками оборота. И кто знает, чем обернется эта «мелочь» в планетарном масштабе через пару-тройку веков.Минский крематорий построен в 1986г. по чешскому проекту. Не так давно прошла его реконструкция, были заменены печи, и теперь он работает на полную мощность. Колумбарные стены построены на самом Северном кладбище, на Восточном они спроектированы как ограждение со стороны ул. Калиновского, планируется возведение стены на Кальварийском.
Могила многоразового пользования
Огромные кладбищенские массивы по 60 - 70 гектаров, которыми вплотную окружен Минск, во всем цивилизованном мире уже давно считаются непозволительной роскошью и непростительной безалаберностью. 19 кладбищ на город, расширение Северного, в проекте - открытие Западного... И это в то время, когда во всем мире кладбище организовано как идеальный биоконвертер, площадь которого не увеличивается веками.
На Западе почву под кладбище начинают готовить за несколько лет до первого погребения. У нас под кладбище отдается земля, которая больше ни на что не годится, единственное требование - она не должна входить в водоохранную зону. В цивилизованных странах требований больше. Почва предпочтительнее песчаная, грунтовые воды должны залегать не выше двух метров, поблизости не должно быть дорог, болот, рек. Принимается во внимание рельеф и даже роза ветров. Землю засаживают определенными сортами трав, в США туда запускают выведенного методом генной инженерии калифорнийского червя, который резко ускоряет процесс разложения органики. В Англии в почву кладбищ закачивают специальный раствор - катализатор биопроцессов, сокращая процесс распада до пяти лет. Под землей прокладывают дренажные трубы, чтобы трупный яд не попал в грунтовые воды. Грунт предпочтителен крупнозернистый, поскольку для нормального течения процесса распада в могилу должен поступать кислород. Наши же кладбища сплошь поставлены на глинистых местах с повышенной влажностью и неровным рельефом. Места зимних захоронений весной выглядят так, будто кто-то в пьяном угаре нарочно сворачивал кресты и разорял могилы. И на новых, и на старых кладбищах есть участки, куда до самого лета не пройти даже в резиновых сапогах. Все это представляет очевидную санитарно-эпидемиологическую опасность, не говоря уже о том, что тление в таких условиях затягивается на неопределенно долгое время.Между тем при грамотной организации кладбища через определенный срок труп разлагается, и освободившуюся могилу можно использовать для новых захоронений, как это делается во всем мире, как исстари делалось на Руси. Как до сих пор делается на самом знаменитом в Москве Ваганьковском кладбище, где захоронения производятся с 1696г. С этого времени там, на площади в 49 гектаров , похоронено более полумиллиона человек. До сих пор каждый год там хоронят более трех тысяч усопших, по самым общим подсчетам, каждая могила использовалась уже по пять раз. Те, кого смущает морально-этический аспект, могут прогуляться по минским кладбищам и удостовериться, сколько там запущенных, бесхозных могил. Тем не менее в Минске повторные захоронения производились практически на одной Кальварии, а под кладбища идут все новые и новые участки земли.
Голгофа для мертвых
По преданию, Кальварийский костел построен на горсти земли, привезенной в свое время со священного для каждого верующего места - Голгофы. Да и сама гора, на которой распяли Спасителя, у католиков называется Кальвария. Мысль о неслучайности этого названия тут, в Минске, невольно приходит в голову, когда идешь по старейшему городскому кладбищу. 40 гектаров земли, находящихся отнюдь не на окраине города, имеют запущенный и неухоженный вид. Каплицы, в которых проводился обряд отпевания, некогда украшенные росписями и витражами, сегодня в плачевном состоянии. Еще в 20-е гг. воинствующие атеисты сбивали с памятников кресты из мрамора и гранита. Кальвария весьма ощутимо пострадала в период строительства метро, в конце 90-х вандалы несколько раз опрокидывали и повреждали десятки надгробий. В 1997г. кладбище постигла новая напасть: после того как горисполком разрешил повторные захоронения, порядок начали наводить не на Чижовском или Северном некрополях, а на самом старом, оказавшемся в центре столицы, Кальварийском.Начало Кальварийскому кладбищу было положено в 1745г., когда на этом месте вырос деревянный костел и несколько каплиц. Спустя почти век минский бискуп Мацей Липский получил разрешение на строительство каменного здания костела, возведенного с 1839 по 1841гг. Несколько раньше, в 1830г., архитектор Юрий Кобылинский в память о своей жене спроектировал браму (ворота), ведущую на кладбище. По данным церковных книг, сам Кобылинский похоронен на Кальварии, однако могила его не сохранилась, как не сохранилась могила княгини Юзефы Потоцкой, а также уничтоженные в последние годы могилы немецких и австрийских солдат времен Первой мировой войны. Зато свежие захоронения, датированные минувшим годом, появились на территории, прилегающей к костелу, и на месте полуразрушенной каплицы.Незадолго до Дзядоў рабочие спецкомбината разрушили более 20 могил ХIХ в., среди которых могила известной исторической фигуры - шляхтича Жидовича. Невольно возникает мысль о том, что беспорядок на Кальварии поддерживался сознательно. Запустение, отсутствие списков усопших и разор кому-то очень выгодны: 40 гектаров кладбищенской земли недалеко от центра города, на которой можно снова хоронить, дорогого стоят...В июле прошлого года Христианское общество милосердия обратилось в Комитет по охране историко-культурного наследия с просьбой рассмотреть вопрос о включении Кальварийского кладбища в список историко-культурных ценностей Беларуси. 27 ноября 2001г. на заседании научно-методического совета по вопросам историко-культурного наследия при Министерстве культуры комплексу мемориального Кальварийского кладбища был придан статус историко-культурной ценности категории «один» (как объекту международного значения) с включением в государственный список историко-культурных ценностей, что сделало его закрытым для захоронений. Тем не менее и после этого решения вплоть до начала 2002г. на Кальварии появлялись свежие могилы.
Живучи на погосте, всех не оплачешь
В цивилизованном мире ведется жесткий учет всех захоронений. По американским законом ни один солдат не может быть похоронен в общей могиле. В качестве примера отношения к погибшим можно привести деятельность Германского союза по уходу за военными могилами. Членами союза был составлен список, состоящий из 20 томов, в который вошли данные обо всех советских гражданах, погибших во время войны в Германии, с разбивкой по федеральным землям, районам и населенным пунктам. В ближайшей от нас Польше в компьютер стараются внести каждое имя на надгробии. В Беларуси же не только отсутствуют списки тех, кого хоронили на снесенных кладбищах, неизвестны даже места, где они располагались.Кладбища уничтожаются не только в Минске. В Бобруйске снесено девять кладбищ, в Борисове на месте старого кладбища построен родильный дом, в Гродно на бывшем лютеранском кладбище возвели детский сад, а там, где было еврейское кладбище, сегодня располагается стадион «Неман». Да, далеко не всегда известно, что раньше находилось на месте, где решено возвести новый дом. Но чем объяснить то, что в Сморгони при строительстве детского сада были использованы старые надгробия? Как в добротном фильме ужасов стены дошкольного учреждения несколько раз трескались, и взорам нянечек и детишек представали надписи на могильных плитах.Конечно же, нет и речи о том, чтобы превращать страну в один большой мемориал. Как некогда заметил Александр Солженицын, «живучи на погосте, всех не оплачешь». С другой стороны, не отмечать места, где лежит по 25-30 тыс. погибших чуть более полувека назад сограждан, не только не по-христиански, но и вообще не по-человечески. Неплохо было бы составить атлас кладбищ, вошедших в городскую черту. Обнаруженные при строительстве останки не выбрасывать, а перезахоранивать в другом месте. А вообще, проще сказать, чего делать не надо. Например, строить на месте кладбищ жилые дома и детские сады. По счастью, эта несложная истина наконец усвоена властями и приобрела характер закона: с прошлого года использование территории бывшего места погребения после переноса разрешается только под зеленые насаждения по истечении 20 лет с момента его переноса. Строительство зданий и сооружений на этом месте запрещается.
Вероника Черкасова

***

Наверняка вам любопытно, что происходит за стенами вашего дома, когда в его окнах потухают последние огни? Сколько людей выходит вечером на службу, когда другие уже возвращаются домой? Кто несет вахту и где?.. О ночной жизни так мало известно. А между тем она тоже бьет ключом - даже под луной. Чтобы приоткрыть завесу таинственности, мы и решили сменить привычный график своей работы и отправиться в ночной дозор.
На Восточное кладбище Минска, в народе известное как Московское, мы отправились в ночь после Радуницы, когда последние, задержавшиеся допоздна, посетители выходили из темных аллей. Людей в этот день здесь было так много, что центральные ворота закрылись только к десяти вечера, на час позже положенного срока.
Когда утром следующего дня "брама" отворится вновь, на некоторых могилах исчезнут оставленные сладости, опустеют рюмки, даже цветы - искусственные и живые - таинственным образом испарятся. В древности этот феномен объяснялся просто - души умерших приняли яства, оставленные живыми. Но современность дает иное толкование - отнюдь не мистическое. После закрытия кладбище продолжает жить своей жизнью. И мы попробовали рассмотреть ее поближе, оставшись на самом именитом погосте столицы до утра.

Мистика мифа
"Призраков на кладбище нет, сказки все это", - уверенно заявляют нам сотрудники милиции, еженощно охраняющие здесь порядок. Ходить по притихшим аллеям, среди рядов надгробий они не опасаются. Привыкли уже за годы.
Попутно нам развенчали еще один кладбищенский миф - об ожившем мертвеце. Как-то зимой, совершая под утро очередной обход, милиционеры услышали истошный вопль. Вскоре показался и сам кричавший, оказавшийся мужичком средних лет. Он бежал, не разбирая дороги. Увидев милиционеров, страдалец стал махать рукой в сторону могил и, заикаясь, промычал, что видел, как из могилы вставал мертвец.
Недолгие поиски привели к свежему, недавно насыпанному могильному холму, укрытому траурными венками, которые подозрительно шевелились. Вскоре из-под них вылез и сам "мертвец". При ближайшем рассмотрении дурно пахнущий "труп" оказался пропитым бомжем. Немного придя в себя, бездомный сумел наконец внятно объяснить, как он здесь оказался: перебрался ночью через кладбищенскую ограду, прошелся по могилам, на которых были оставлены рюмки с водкой, уморился, прилег у одной из могил и заснул. А чтобы не было холодно, накрылся венками. Момент мучительного "воскрешения трупа" после похмелья и застал одинокий прохожий.
Раньше, когда на кладбище не дежурила милиция, за мистическими переживаниями сюда приходили романтически настроенные подростки. Здешняя тишь и темень - пикантная приправа к бутылке вина. Сейчас расплатой за несколько минут экстрима чаще всего становятся долгие объяснения со стражами порядка.
- Однажды ночью мы засекли двух парней, похожих на преступников, промышляющих мелкими кражами с памятников вроде бронзовых букв и прочих элементов украшения, - рассказывает старший сержант Андрей Лавышик. - Вели они себя уж слишком подозрительно. Чтобы поймать злоумышленников, выставили засаду... Так и просидели бы до утра, не сообщи нам по рации коллега, что те двое преспокойно уходят в направлении одной из открытых калиток.
И все же ночных странников задержали. Те признались, что решили испытать себя на прочность, прогулявшись по ночному кладбищу. А в подтверждение своей невиновности вывернули пустые карманы, после чего полуночников отпустили восвояси.

Охота за привидениями
...Один фонарь где-то в самом конце аллеи тускло освещает дорогу, кресты. Поросшие мхом надмогильные памятники выглядывают из-под деревьев, кустов - но на фильм ужасов это не похоже, как ни крути.
Бомжи и прочие ночные кладбищенские бродяги и впрямь чем-то напоминают призраков. Чтобы заметить их, идти приходится тихо, ежеминутно останавливаясь и прислушиваясь к каждому звуку. Чаще всего кладбищенскую тишину нарушают мелкие животные, ежи и белки или бездомные собаки, рыскающие в поисках еды.
...До нас доносится лишь запах горящих лампадок. Порой кажется, будто идешь по большому храму, так силен запах плавящегося воска. Лампадок много, но проку от них никакого - фонарей все равно не заменяют. Свечи горят для покойников. При внешней романтике, которую создают расставленные по кладбищу огоньки, они только навевают тоску и тревогу. У сопровождавшего нас старшего сержанта Андрея Лавышика к этому более приземленное отношение
- Лампадки могут гореть несколько дней. Иногда они причиняют немало хлопот: несколько раз случалось, что, небрежно поставленные, они опрокидывались и могилы загорались...
Обходим кладбище по периметру, заглядывая в гущу могильного леса, между рядами стел и крестов - туда, куда не проникает электрический свет. Прямые дорожки аллей пересекаются: кладбище как будто разделено на кварталы - квартал знаменитых писателей и композиторов, политиков. Особый квартал занимают старые еврейские захоронения. Где-то среди них - шорох. Или шепот. Или почудилось? Прислушались. Оказалось: голоса доносились из города. Озираемся еще раз, успокаиваем себя: "Подумаешь, кажется. Просто ночная прогулка, ну что тут такого?.."
Неподалеку опять слышится приглушенный разговор. На этот раз вроде не кажется. Осторожно идем на голоса. За могильной плитой расположились два паренька, 14 и 17 лет, устроившие настоящий пир, в меню которого вошли угощения, оставленные на Радуницу душам предков. Карманы одного из полуночников набиты конфетами. Добыча второго, более сообразительного паренька, в спешке свалена на ближайшее надгробие. Тяга к сладкому победила суеверный страх и даже страх перед законом. Подробности своего приключения мальчишки отправились рассказывать в отделение милиции.
За следующим нарушителем милиционерам пришлось устроить настоящую погоню. Попавшая в луч света от фонарика фигура резко отпрыгнула в темноту и понеслась в сторону ограды с прытью зайца, мечущегося в свете фар автомобиля. Загнанный "призрак" вскоре выдохся и сдался. Помятая женщина средних лет долго и путано объяснялась: побывала на могилах родственников уже на трех кладбищах, это четвертое, везде выпивали. До Восточного добралась только к девяти вечера, устала и задремала. Проснулась от ударившего в глаза света, испугалась и побежала. "Зайца" под белы ручки выпроводили за ограду...

Черный промысел
Мерцающие огоньки лампадок для ночных воришек - своеобразные маяки, ведущие к добыче: здесь наверняка можно будет разжиться недавно оставленной едой, собрать живые и искусственные цветы. Но ночью на кладбище приходят не только за этими мелочами.
Кладбищенских воришек условно можно разделить на две категории. Первая - залетные, полностью опустившиеся пьянчужки, ищущие на могиле рюмку водки и закуску. Вторая, более многочисленная братия - те, для кого воровство с могил стало настоящим промыслом. Причем бабушки, втихую ворующие только что оставленные искусственные цветы и после бессовестно продающие их здесь же, у входа, - самые безобидные "промысловики". Самые отвратительные и варварские кражи происходят, как и положено настоящим злодеяниям, под покровом ночи или ранним утром.
Однажды возле Академии наук милиционеры задержали подозрительных личностей, которые волокли куда-то туи. На вопрос, откуда взялись деревья, "любители экзотических растений" ответили: "Купили их в ботаническом саду". Дело, между прочим, было в 6 часов утра! В общем, вскоре стало ясно, что туи эти еще несколько часов назад росли на Восточном кладбище.
- Не так давно с одной могилы тоже украли шаровидные туи, - рассказывает заместитель начальника департамента охраны Первомайского РУВД Виктор Срибный. - И было видно, что это дело рук не залетного бомжа. Деревца он выбирал со знанием дела - только те, что подороже. Родственники покойного взамен украденных высадили новые деревья. Милиционеры, дежурящие на кладбище, все-таки выследили похитителя. Ждать пришлось несколько дней. Вором оказался немолодой, прилично одетый мужчина. Не подозревая, что за ним следят, он спокойно вырывал с корнем свежепосаженные деревца, перебрасывал их через забор и уже сам собирался улизнуть, но, естественно, не успел. Кстати, вор сразу признался, что кража туй стала для него обычным "бизнесом".
Небольшие деревца стоят очень дорого - порядка 100 - 150 тысяч рублей и даже больше. Поэтому экзотические растения становятся самой желанной добычей кладбищенских воров. Ведь на Восточном кладбище есть такие экземпляры, которыми даже ботанический сад вряд ли сможет похвастаться.

Памятник, который плачет
Если вы захотели организовать для себя познавательную экскурсию по местам захоронения известных людей, то бродить по кладбищу, конечно, лучше днем. Но и ночные прогулки имеют свои преимущества - того, что при лунном свете кладбищенская архитектура смотрится эффектнее, никто отрицать не станет.
- Здесь действительно много интересного: от забытых скромных памятников, которые нередко оказываются могилами известных людей, до современных монументальных композиций в полный рост и настоящих мавзолеев из дорогих пород камня, - Виктор Срибный водит в темноте фонариком, как указкой. - О суммах, затраченных родственниками на подобный шик, можно только догадываться.
Недалеко от нас - могила "нового белоруса": на памятнике изображен молодой парень, чуть старше 20 лет, стоит у машины, с мобильником.
Память, впрочем, измеряется не в валюте. В темноте, обходя писательский "квартал", мы случайно натолкнулись на огромный валун, который наш сопровождающий отметил как один из настоящих белорусских памятников - простой, из здешнего материала. "Вот только кто здесь похоронен - сразу не припомню", - сказал Виктор Иванович. На валуне нет надписей и портрета. Присмотрелись. В уголке грубо отесанного камня все же нашли неброскую надпись - "Ул. Караткевiч"...
Пожалуй, самый таинственный памятник на кладбище - монумент сыну одного высокопоставленного военного, установленный еще в советские времена. По бытующей здесь легенде, скульптуру заказали за границей. Это была бронзовая фигура скорбящей матери. Рассказывают, что в скульптуру встроен фотоэлемент. Раньше, когда солнечные лучи падали на могилу под определенным углом, гранитная плита надгробия отодвигалась, и под ней несколько минут можно было видеть бюст погибшего сына. В это же время по щекам статуи текли слезы. Но механизм давно сломался. По слухам, памятник стоил около миллиона рублей...
* * *
Ситуацию на кладбище можно описать как пограничную. И в прямом, и в переносном смысле. Особенно это чувствуется, когда машина объезжает царство мертвых в поисках нарушителей спокойствия. Кладбище - своего рода государство в государстве, точнее в городе. Оно отделено от "заграницы", но забор является всего лишь условной линией, не существующей для нарушителей. Ежедневно здесь проходит немало народу, сокращая путь от близлежащих микрорайонов до находящейся рядом автостоянки. Цепочки ранних "посетителей" начинают оживлять грустные аллеи с пяти часов утра...
Ну а мы в полшестого отправляемся в последний дозор. По проспекту на огромной скорости проносятся первые полупустые троллейбусы с заспанными пассажирами. Заскакиваем в патрульный автомобиль к уже старым знакомым и вместе с нарядом объезжаем кладбищенские дороги. Становится совсем светло. Фары автомобиля потухают. На Восточное приходит дневная смена милиционеров...

Cправка "СБ"
Восточное кладбище основано в 1952 году в районе места захоронения немецких солдат времен Второй мировой войны. По сведениям столичного спецкомбината бытового обслуживания, здесь покоится более 18.000 человек. Некрополь официально закрыт для захоронений, за исключением резервного участка для выдающихся людей страны. Здесь похоронены Петр Машеров, Владимир Мулявин, Василь Быков, Петрусь Бровка, Пимен Панченко, Кирилл Мазуров, Федор Сурганов, Сергей Притыцкий, Стефания Станюта, Владимир Короткевич, Михаил Пташук, Елена Мазаник и Мария Осипова, отец и сын Еременко, Виктор Туров и другие известные люди.
В начале XX века в Минске были, но не сохранились следующие кладбища: Золотогорское (у костела св. Роха), Сторожевское (у церкви Марии Магдалины), еврейские (в районе площади Независимости, стадиона "Динамо", улицы Коллекторной), лютеранское (в районе улицы К.Либкнехта), госпитальное (улица Красная) и др. Самыми старыми из ныне существующих кладбищ города считаются Кальварийское (с конца XVIII века, захоронено около 15.000 человек) и Военное (середина XIX века, 6.000 человек). Крупнейшие из современных столичных кладбищ: Колодищанское (1982 год, 25.000 захоронений), Михановичское (1978 год, 27.000 могил), Западное (открыто в 2003 году, находится за пределами Минска, по дороге на Дзержинск) - действующие; Северное (основано в 1974 году, более 90.000 человек) - наполовину закрытое; Чижовское (1965 год, свыше 62.000 захоронений) - закрытое. Кроме того, по окраинам столицы разбросаны небольшие кладбища, бывшие деревенские: Козыревское (в районе улицы Маяковского, 5.000 могил), Лошицкое (400), Уручское (около 900), Сухаревское (1.500) и другие. Всего в Минске 23 кладбища.

@темы: древние захоронения, белорусские кладбища, исчезнувшие кладбища, кремация